Первым человеком, который задал этот вопрос, в 1610 был Йохан Кеплер, главный математик императора Священной Римской империи.

 

В Падуе Галилео с помощью новомодного телескопа показал звезды, невидимые невооруженным глазом. Он задался вопросом: Что, если звезды движутся всегда?


Так же как если бы вы изучали густой сосновый лес и увидели бы только деревья, при изучении Вселенной вы должны видеть только звезды.


Кеплер заключил: вопреки ожиданиям, ночное небо должно быть не черным, а столь же ярким, как поверхность типичной звезды. Таким же ярким, как Солнце!


Фактически, типичные звезды — «красные карлики» — составляют 70 % всех звезд; таким образом, ночное небо должно быть как кровь, красным от горизонта до горизонта.


Загадка, почему ночное небо темное, а не яркое, стала известной как парадокс Ольберса, в честь немецкого астронома XIX в., который популяризировал этот факт.


Эдгар Аллан По предложил наиболее правдоподобное объяснение. Вероятно, небо темное потому, что свет от самых далеких звезд еще не прибыл на Землю.


Идея Эдгара По поддерживается открытием конечного возраста Вселенной. Мы видим только те объекты, свет от которых идет менее 13,7 млрд лет, чтобы добраться сюда.


Но не Большой взрыв объясняет парадокс, потому что — ну, нет никакого парадокса! Даже в бесконечно старой Вселенной ночное небо не будет ярким.


Кеплер молчаливо предположил, что звезда может гореть вечно и может отдавать неограниченное количество света в пространство. А это неправильно.


В самом деле, даже если бы все звезды во Вселенной обратили все свое топливо в звездный свет, этого было бы недостаточно, чтобы заполнить пространство и сделать ночное небо Земли светящимся.


Представьте ванну со слишком малым количеством воды, чтобы заполнить ее. Со Вселенной то же самое. Звезды просто содержат слишком мало энергии, чтобы наполнить все небо светом.


Кто бы мог подумать, что темнота ночного неба была загадкой на протяжении 400 лет и вызвала столько космологических гипотез!

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru