Под названием «гремучие змеи» или «гремучники» объединено 2 рода змей семейства ямкоголовых. В одном из них, именуемом кроталюс, насчитывается 26 видов, в другом – систрурусе – всего 3 вида (2 в США и 1 в Мексике). У представителей последнего рода имеются небольшие трещотки, расположенные на конце хвоста. Сами особи небольшого размера – примерно 1 м длиной.

Укусы всех гремучих змей представляют серьезную угрозу здоровью и жизни людей, тем не менее некоторые из этих рептилий занесены в Красную книгу Международного союза охраны природы.

Натуралисты и биологи называют США и Мексику царством гремучих змей. На территории первого из этих государств встречается 15 видов рода кроталюс, а зеленый гремучник проникает даже в юго-западные районы Канады. В Мексике можно увидеть представителей 24 видов гремучих змей (23 вида кроталюсов и 1 систрурус), в Южной Америке живет только каскавелла.

Как однажды заметил зоолог Гюнтер Петерс: «Концентрация 25 видов одного рода на территории величиной со Среднюю Европу – чрезвычайно замечательный зоогеографический феномен».

В каменистых пустынях, перелесках и степях, простирающихся от Мексики до Северной Аргентины, нередко можно повстречать каскавеллу. Это единственная гремучая змея с таким обширным ареалом обитания, все прочие представители данного вида живут лишь в Мексике и США, кроме еще одного вида – одноцветного гремучника, найденного на острове Аруба, у берегов Венесуэлы.

Ганс-Гюнтер Петцольд писал, что «укус каскавеллы действует так же, как укус шумящей гадюки и кобры одновременно! Поэтому потребовалось приготовление особой сыворотки против яда этого вида, и благодаря ей удалось значительно снизить необычно большое число смертных случаев от укусов каскавеллы в Бразилии. Прежде смертность взрослых достигала 75%, а маленьких детей – почти 100%, теперь при вовремя примененной сыворотке – менее 10%».

Причина столь высокой смертности в том, что яд этой змеи оказывает не только гемолитическое, но и паралитическое действие. Каскавелла чаще всего бывает флегматичной, как и многие ее сородичи, но иногда она неожиданно кидается на всех, кто к ней приближается. Змея взвивается на хвосте примерно на 1 м от земли и молниеносными выпадами наносит укусы, попадающие точно в цель.

Служители террариумов знают, что с каскавеллой следует обращаться особенно осторожно. Вольности, которые можно себе позволить с королевской коброй и даже с габонской гадюкой, с ней невозможны.

Кроталюсы, или настоящие гремучие змеи, имеют серо-бурую окраску тела с темными и светлыми узорами. Но бывают среди них и зеленые древесные, а также рогатые гремучники, ареал обитания которых ограничивается территорией Мексики и юго-западных штатов США. Селятся эти змеи в пустынях, передвигаются боковым ходом. Зеленые и рогатые гремучники гораздо меньше своих ядовитых сородичей, однако это не самые маленькие змеи планеты. Пигмеем в своем племени считается мексиканский карликовый кроталюс, достигающий всего 40 – 50 см в длину.

Представители четырех видов гремучих змей вырастают до 2 м и более в длину, при этом их вес составляет примерно 6 – 10 кг. Наиболее крупной из гремучих змей является алмазная, живущая на юго-востоке США, а самой смертоносной на Северо-Американском континенте – техасская. На хвосте у нее, перед самой погремушкой, имеется предупреждающий знак: черно-белые поперечные полосы. Заметим, что погремушка, образуемая чешуйками, располагается на конце хвоста практически всех гремучих змей, кроме одного вида, обнаруженного на острове Санта-Каталина в Калифорнийском заливе.

Подняв хвост и в быстром темпе (примерно 100 раз в секунду) потрясая этими своеобразными кастаньетами, змея подает звуковые сигналы, которые прекрасно слышны в тишине пустыни. Порой звуки разносятся на расстояние от 30 до 100 м. Возникает трудно передаваемый словами звук, похожий одновременно на треск, шипящее жужжание и стрекотание.

По свидетельству очевидцев, этот звук можно принять за пение некоторых цикад или шум узкопленочного кинопроектора. Подобное шумовое оформление необходимо понимать как предупреждение: «Не тронь меня! Берегись!» Впрочем, если брать во внимание гипотезу, излагаемую ниже, то змеиная трескотня приобретает несколько иной смысл: «Не наступи!»

В далекие времена прерии Северной Америки населяли неисчислимые стада копытных животных. Одних бизонов до прихода на континент европейцев насчитывалось не меньше 60 млн. Змеям, гибнущим под копытами многочисленных стадных странников, приходилось тогда плохо. Выживали, скорее всего, те особи, у которых случайно из остатков сброшенной кожи образовались на хвосте своеобразные погремушки.

Заметим, что хвостом трясут многие змеи из семейства ямкоголовых, причем делают они это даже в том случае, если погремушки отсутствуют. Следовательно, у предков ямкоголовых змей хвостовые чешуйки выполняли защитную функцию: у кого погремушки были крупнее, громче трещали, тех гибель обходила стороной, т. е. обладатели крупных копыт и огромных ног, предупрежденные змеей, бросались в сторону, спасая тем самым ее и свою жизнь.

Потомки гремящих рептилий наследовали усовершенствованные мутациями погремушки, а естественный отбор устранял недостатки. Таким образом был решен вопрос, быть или не быть на Земле популяции гремучих змей.

Все это вроде бы логично, но данная теория не совсем точно стыкуется с другими фактами, а именно: не согласуется с топографией первоначальных мест обитания гремучих змей. Теперешний ареал обитания этих рептилий явно свидетельствует о том, что они предпочитают селиться в пустынных, сухих, неплодородных местах, в которых отсутствуют пастбища, так необходимые копытным. Вероятно, предки гремучников жили именно в таких районах.

Подобной точки зрения придерживаются критики теории об образовании погремушек на хвостах змей. Стало быть, не соответствует истине тот факт, что змеи своими трещотками предупреждали бизонов, поскольку этих копытных в пустынных неплодородных районах просто не было. и даже игуан.

Происхождение хвостовых погремушек можно объяснить проще. Оказывается, они образуются из последнего, одевавшего конец хвоста лоскута кожи, который змея сбрасывает при второй, а затем и при последующих линьках. Эти лоскуты своеобразными твердыми «колокольчиками» нарастают друг на друга, частично вкладываясь один в один. Так и получается погремушка.

Змея растет, линяет три раза в год, а количество «колокольчиков» постепенно возрастает. По их числу можно было бы определить возраст любой особи, но змея теряет свои защитные украшения, ползая по кустарниковым зарослям и камням пустыни (хотя она и ползает, приподняв кончик хвоста, вероятно, бережет погремушку). По свидетельству ученых, погремков в трещотке змеи бывает, как правило, 6 – 8 шт., иногда – 10 – 12. Рекордное число «колокольчиков» в диких условиях составило 23 шт., а в неволе, где жизнь более спокойная, – 29.

Гремучая змея, запеченная в тесте является популярным блюдом традиционной мексиканской кухни, берущей свое начало в гастрономической культуре южно-американских индейцев. Вышедшая недавно в Мексике книга «Индейская народная кухня» включает немало интересных рецептов приготовления блюд не только из змей, но и из барсуков, мышей, белок и даже игуан.

Практически все гремучие змеи исполняют танцы. Парой обычно танцуют самцы во время брачного гона. Это своеобразные ритуальные бои. У некоторых особей они довольно короткие. Сплетясь и поднявшись на хвостах на полметра и больше, самцы выясняют, кто из них оказался выше. «Недомерок» вынужден отступить.

У техасских гремучих змей ритуальный танец отличается особой сложностью и длительностью. Противники сближаются с высоко поднятыми головами, раскачиваются друг перед другом, после чего расходятся, один влево, другой вправо. Затем они снова сближаются и ползут вместе, повторяя одни и те же движения, словно каждая из змей – зеркальное отражение соперника.

Первая часть танца длится примерно 5 мин. За это время ни один из танцоров не делает попытки броситься на противника, потому что вся борьба еще впереди. После небольшого перерыва соперники опять сближаются, вытянувшись вверх на треть и больше своей длины. Они сплетают и расплетают гибкие шеи, ползут рядом, плавно покачиваясь, расходятся и снова осторожно сближаются. Устав, они отдыхают, лежа друг на друге.

Алмазная гремучая змея считается самой ядовитой среди гремучников. Кончик ее хвоста, так же как и других представителей вида гремучих змей, украшает погремушка из затвердевших остатков старой кожицы.

Местные жители любят наблюдать за ритуальными танцами змей. Они часами просиживают у ограждений террариумов, в которых содержат специально отобранных танцоров, подсаживая к ним все новых и новых соперников.

Финал танца всегда одинаков: змеи внезапно сплетаются шеями, краткий миг силового напряжения – и одна из рептилий отлетает в сторону, сверкнув белым брюхом. Победитель еще некоторое время прижимает своего противника к песку, а потом с гордо поднятой головой уползает. Но он не сразу удаляется, а ползет вдоль стены загородки, как будто совершает круг почета, в стороне его поджидает та, ради которой и разыгрывалось это представление. Проигравшему не остается ничего другого, как только покинуть арену и забиться в угол (на воле побежденный уполз бы гораздо дальше).

Гремучая змея признана самым громким пресмыкающимся на Земле. Как известно, на кончике ее хвоста находится погремушка, образующаяся из ороговевших остатков старой кожицы. В то время, когда змея раздражена, она высоко поднимает свой хвостик и начинает им размахивать из стороны в сторону, в результате чего получается отрывистый звук, напоминающий жужжание шмеля. Он настолько громок, что его можно расслышать даже на расстоянии 18 км. Кроме того, гремучие змеи считаются и самыми ядовитыми в Европе.

Яд гремучих змей достаточно сложен по своему составу. Основным веществом в нем являются протеолитические ферменты, оказывающие трипсино-, тромбино– и каллик-реиноподобное действия. После укуса гремучником в организме человека развиваются так называемые геморрагические процессы, которые выражаются в повышении проницаемости сосудов и нарушениях свертываемости крови, что, в свою очередь, влечет за собой высвобождение в организме ядов биологически активных веществ (гистамин, брадикини и т. п.), в результате чего у человека наблюдается повышение артериального давления и нарушение трофики мягких тканей.

Укушенному гремучей змеей необходимо срочно оказать первую помощь (отсосать яд, после чего продезинфицировать и перевязать ранку).

В Канаде и северных районах США гремучие змеи зимуют точно так же, как и наши обыкновенные гадюки. В некоторых местах их собирается так много, что счет идет на тысячи особей. Змеи сплетаются в тесный клубок. Иногда вперемежку с гремучими рептилиями лежат полозы и ужи, компанию им составляют также кроликовые совы и луговые собачки.

Весной у гремучих змей начинается брачный период, у обитающих на севере он проходит осенью, а малыши рождаются на следующий год летом. Змееныши в количестве 8 – 15 особей появляются в августе – октябре. Длина новорожденных малышей составляет около 1/4, а иной раз и 1/3 размера матери. В связи с этим и роды долгие – 3 – 5 ч., т. е. 1 – 4 змееныша в час. С первых дней жизни змееныши оказываются на удивление жизнеспособными, они умеют постоять за себя. У крупных видов змей новорожденные детишки в первый же день жизни могут убить и проглотить мышь.

Гремучники, обладающие всеми высшими биологическими достижениями змей (складные трубчатые зубы, термолокаторы, сигнальные погремушки), считаются самыми совершенными в семействе ямкоголовых. А поскольку данная группа наиболее развита в подотряде змей, венцом творения клана ядовитых пресмыкающихся можно считать именно гремучих змей.

 

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru