Самые морозостойкие из пернатых. Стойко выдерживать особо низкие температуры способны и северные птицы отряда гусеобразных. Среди них – белые гуси, обитающие преимущественно на острове Врангеля, где они гнездятся огромной колонией. Или же черные казарки, которые размножаются на многих арктических островах и холодных участках материкового побережья.

К холодоустойчивым относятся и гаги, которых полярники и моряки видят плавающими среди льдин в самых высоких арктических широтах. Пух этих птиц (известный "гагачий пух") не имеет себе равных по мягкости и теплоизоляционным свойствам.

Какова же максимальная отрицательная температура, которую способен выдержать организм животного со сравнительно высокой телесной организацией? Если продолжительный холод разрушит, например, их кровеносные сосуды, то тогда ничто уже не способно возвратить организм к жизни.

Норвежские биологи экспериментально доказали, что среди животных Земли наиболее морозоустойчивым организмом наделены именно гусеобразные. Как показали опыты, эти птицы могут выжить при температуре 110 °C ниже нуля!

В то же время белые медведи и тюлени сохраняют жизненную активность при температуре до -85 °C. Правда, такие морозы в природных условиях очень редки – рекордно низкая температура, которую зарегистрировали на станции "Восток" в Антарктиде, составляла -89,2 °C.

Особенности тела водоплавающих. По суше водоплавающие, например утки, ходят вперевалку, так как их ноги отодвинуты далеко назад. Но стоит птице поплыть, ее удлиненное, обтекаемое туловище удобно ложится на воду. Оно напоминает корпус лодки, серьезно продуманный инженерами. Широкое поперечное сечение тела создает хорошую устойчивость. Благодаря этому даже при сильной качке птица сохраняет равновесие.

Короткие ноги, расширенные за счет перепонок между пальцами, служат очень удобными веслами. Перепонки, которые обеспечивают отталкивание ног от воды при плавании, не мешают быстрому движению птицы вперед.

Здесь тоже все предусмотрено – пальцы в этот момент инстинктивно сжимаются благодаря особому расположению мускулов и сухожилий. Или, например, у сидящей на воде утки голень постоянно находится почти в горизонтальном положении. При медленном плавании птицы это положение почти не меняется, ноги работают попеременно, и двигается в основном цевка – кость между голенью и пальцами. Как только требуется плыть быстрее, в работу тут же включается голень и начинает ходить взад-вперед как поршень.

А каким образом водоплавающая птица меняет направление следования при виде хищника? В этом случае самые разные мышцы конечностей мгновенно получают нужную команду. И благодаря координируемым движениям ног совершается быстрый поворот или остановка.

Защита от намокания. У гусеобразных предусмотрены особые средства и поведенческие приемы для защиты перьевого покрова от намокания. Их организм наделен специальной копчиковой железой, выделяющей жироподобное вещество. А поскольку от состояния пера зависит плавучесть этих птиц, в их поведении учтена постоянная смазка оперения, что совсем не просто. Достаточно сказать, что на теле, например, лебедя насчитали свыше 25 тысяч перьев.

Гусеобразные время от времени стимулируют клювом выработку жировой смазки, выжимают ее из железы, как из тюбика, и тщательно наносят на перья. Эта инстинктивная процедура выполняется всегда в строгом порядке: сначала обрабатываются перья на груди, а потом по бокам, на спине, крыльях, животе, хвосте, бедрах и в завершение – на голове.

Только пятая часть перьев птицы распределена на теле, остальные же – на голове и длинной шее. А поскольку смазать голову клювом невозможно, то у гусеобразных на этот случай существует своя программа последовательных действий. Птицы когтями снимают смазку с клюва и точно направленными осторожными движениями расчесывают ими перья на голове либо определенными круговыми движениями потирают голову о спину.

Водоплавающим птицам необходимо постоянное купание, без которого они не способны ни летать, ни плавать и даже могут утонуть. Это может показаться странным: казалось бы, они и так все время находятся в воде. Но на самом деле при плавании вода омывает лишь перья на животе птицы, да и то снаружи. А без воды тончайшие, но особо важные для птицы щетинки пера, так называемые бородочки, слипаются и ломаются.

Рассмотреть секрет устройства бородочек можно только с помощью микроскопа. Дело в том, что одни бородочки, обращенные к основанию пера, изогнуты дугообразно и имеют край, загнутый в виде желобка. Другие же, которые направлены к вершине пера, то есть наружу, снабжены на концах миниатюрными, но очень крепкими и острыми крючочками. Эти-то крючочки и цепляются за обращенные им навстречу желобки соседних бородочек. И тогда возникает удивительно прочное сцепление, работающее по принципу "застежки-молнии". Кстати, не исключено, что "молнию" человек изобрел, присмотревшись именно к строению птичьего пера.

Выбравшись на берег после купания, птицы сильно встряхивают перья. Тем самым они не только сбрасывают с них воду, но и восстанавливают уникальную структуру бородочек. Микрокрючочки автоматически входят в соединение друг с другом, и перья снова становятся упругими.

Между хорошо смазанными и "застегнутыми на молнию" перьями резко увеличивается вместимость воздуха. Так, у взрослого крякового селезня под перьями, которые весят менее 100 граммов, вмещается почти целый литр воздуха! Это оперение облегчает плаванье, полет и снижает теплопотери птичьего тела.

Все это еще раз показывает, что в сотворенной природе нет мелочей.

Целесообразность строения и красота. К числу особенностей гусеобразных принадлежит и их удлиненная шея, которая облегчает им добычу пищи. Особая подвижность и значительная длина шеи компенсирует птицам отсутствие у них способности сгибать туловище, чтобы напиться воды, достать корм с земли или со дна мелких водоемов.

Венчающая шею небольшая голова наделена плоским и широким клювом с поперечными пластинками – своеобразным "решетом". Такой клюв играет роль цедильного аппарата. Через него птицы пропускают воду, удерживая растительный корм или пойманную добычу – мелкую живность.

Но при знакомстве с гусеобразными обычно восхищение вызывает не столько целесообразность их строения – такой подход был бы слишком утилитарным, – сколько красота этих птиц. Например, лебедю дарована превосходно изогнутая шея, равная длине тела птицы или даже превышающая ее. Она придает прекрасной птице с белоснежным или иссиня-черным оперением неповторимую грациозность, особенно при величественном скольжении лебедя по воде.

Недаром красота лебедей воспета языком поэзии, музыки, живописи, изобразительного искусства.

 

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru