Если ты окажешься в Александровском саду в Москве 5 декабря, то увидишь необычно много цветов у Могилы Неизвестного солдата и памятника маршалу Жукову. Цветы возлагают и Президент России, и члены правительства, и глава столицы нашей Родины.

Запомни: это дата начала советского контрнаступления в 1941 году под Москвой. Это сражение стало первым крупным поражением немцев во всей Второй Мировой войне. Битва под Москвой была зарей нашей Победы. Идти до нее нашим прадедам было еще почти четыре года.


Парад 7 ноября 1941 года на Красной Площади. Он стал символом несломленной воли Советского Союза отстоять свободу и независимость нашей Родины. Коллаж Сергея Ларенкова


Битва за Москву

Ты можешь спросить: а что немцы вообще делали под Москвой? Почему фашисты на нас напали? Что мы им сделали плохого? И кто вообще такие эти фашисты?

Это самые важные вопросы, которые можно задать.

После поражения в Первой Мировой войне Германия была унижена и раздавлена. Она была вынуждена выплатить странам-победительницам огромную компенсацию, отдала земли. По Версальскому договору, который закончил Первую Мировую, немецкая армия не могла иметь подводных лодок, самолетов, танков. Хуже того, страна была разорена войной. Народ жил впроголодь. Немцы хотели вернуться к нормальной жизни, вернуть себе гордость за страну, и отомстить за унижения. На этой волне поднялась национал-социалистическая (нацистская) партия Адольфа Гитлера. Нацисты обещали немецкому народу процветание, величие и отмщение. В 1933 году они выиграли выборы, и пришли к власти. Гитлер прямо заявлял, что его задача – завоевать обширные земли на востоке и построить тысячелетнюю германскую империю. Нацисты, или, как их называли тогда в СССР, фашисты, заявили, что немцы – лучшие люди на земле. Что они из-за своей нордической крови превосходят все остальные народы мира. Славяне – русские, украинцы, белорусы, поляки – были названы недочеловеками, животными. Их землями должны были владеть немцы, а сами славяне подлежали либо уничтожению, либо должны были служить немцам в качестве рабов.

Евреи и цыгане были названы плохой кровью и подлежали полному уничтожению.

В 1941 году они пришли на наши земли, чтобы осуществить свой злодейский план. Главной частью их плана был захват Москвы – столицы нашей Родины – до наступления зимы. Об этом и пойдет наш рассказ.


Операция «Тайфун» и оборонительный этап битвы за Москву


Операция «Тайфун»

По плану вторжения, который немцы назвали «Барбаросса», Москва должна была быть взята через три-четыре месяца после начала войны. Затем немцы замышляли выйти к Нижнему Новгороду (тогда он назывался Горький в честь советского писателя Максима Горького) и начать строить свой «новый порядок». Для наших прабабушек и прадедушек «новый порядок» означал физическое уничтожение до 30 миллионов мирных жителей на оккупированных территориях. Оставшиеся в живых должны были жить на положении рабов немецких господ.

Однако героическое сопротивление нашей армии в Смоленском сражении остановило немцев на целых два месяца. Сдерживали стремительное наступление войск вермахта бои под Ленинградом и Киевом. 30 сентября 1941 года немцы были в трехстах километрах от Москвы. Тем не менее, Гитлер и его генералы были полны решимости взять Москву до наступления зимы.

На московское направление были стянуты три танковых группы. Впервые немцы собрали на одном направлении такое огромное количество танков. На Москву не наступала только танковая группа генерала Клейста, оставшаяся на Украине.

Два месяца Смоленского сражения были использованы для укрепления советской обороны. В ожидании наступления немцев основные силы наших войск сосредоточились на Минском шоссе. Наши генералы считали, что немцы нанесут удар именно здесь, по кратчайшему пути. Однако гитлеровцам удалось перехитрить наших военачальников. Их танки готовились наступать в тех местах, где наша оборона была слабая. Немцы ставили перед собой задачу – мощными танковыми ударами окружить силы Западного, Резервного и Брянского фронтов. После этого их танковые клинья должны были со скоростью молнии прорвать оборону, охватить Москву с севера и юга и окружить столицу. Их пехотные части получили приказ в это время наступать прямо на Москву. В очередной раз немцы хотели устроить блицкриг[1]. Начало наступления было запланировано на 30 сентября 1941 года. Немецкие генералы назвали эту операцию «Тайфун».


В полном окружении под Вязьмой и Брянском, без особой надежды на победу, наши части продолжали вести бой. Они отвлекли на себя крупные силы врага и внесли неоценимый вклад в победу под Москвой


Сражение под Брянском

Первый удар немцы нанесли по войскам Брянского фронта. Наша оборона была прорвана в первый же день сражения – 30 сентября 1941 года. Враг продвинулся на глубину до 45 километров. Немцам удалось молниеносным ударом окружить весь наш Брянский фронт.

Окруженные части Брянского фронта около двух недель держали оборону, отказываясь сдаваться. У наших солдат заканчивались патроны, снаряды, горючее, еда. С 12 по 14 октября 1941 года наши 3-я и 13-я армии решились выйти из окружения. 50-я армия прорывалась из окружения позже, 23 октября 1941 года. Командующий фронтом Еременко был тяжело ранен. Его эвакуировали в Москву на специально присланном за ним самолете. При выходе из окружения потери были тяжелыми. После этого сражения Брянский фронт расформировали. Путь немцам на Орел и Тулу был открыт. Других наших войск между немцами и Москвой на тот момент не было.


Десантники Старчака и передовой отряд подольских курсантов ценой своих жизней на пять суток задержали немцев на реке Угра под городом Юхнов


Сражение под Вязьмой

Здесь немцы нанесли удар 2 октября 1941 года. Советская оборона была прорвана во многих местах. Тогда наше командование сформировало ударную группировку во главе с генералом Иваном Васильевичем Болдиным. В нее вошли две стрелковых и одна танковая дивизии. Ее задачей было сорвать немецкое наступление. 3 октября группа Болдина нанесла по немцам удар во фланг. В районе Холм-Жирковского закипело танковое сражение. Немцам удалось отбить этот удар. Наши понесли большие потери и попали в окружение, но сумели из него вырваться. Сам Болдин был ранен в ногу.

Войска Западного и Резервного фронтов были окружены в районе Вязьмы. Немцы думали, что наши войска сразу сдадутся в плен и все немецкие дивизии снова продолжат свой марш на Москву. Однако они просчитались. Наши бойцы и командиры продолжили бой в окружении и сражались еще больше месяца, оттянув на себя 24 немецкие дивизии. Эти силы противника на Москву идти не могли. Поэтому наши бойцы погибли не зря. Ценой своей жизни они помогли отстоять Москву.

Никакой славы они не получили, даже имена многих из них остались неизвестными. Большинство из них было зачислено в без вести пропавшие. Извещение «пропал без вести» было даже хуже, чем извещение о гибели – оно давало родственникам слабую надежду на то, что человек не погиб, а попал в плен или примкнул к партизанам.

О сражающихся до последнего в окружении не писали в газетах. Никто, кроме врага, не видел их последнего боя. Кто-то из этих героев до сих пор не получил полагающиеся ему при захоронении воинские почести. У многих из наших погибших бойцов и командиров уже были дети. Они даже сейчас, 75 лет спустя не знают, что случилось с их папами в 1941 году. Поэтому так важно поисковое движение. Оно возвращает семьям их отцов, их доброе имя.

Историки долго будут еще спорить, было ли Вяземское сражение самым большим поражением нашей армии в Великой Отечественной войне или нет. Будут спорить о количестве пленных и трофеев, которые взяли немцы. Самое важное другое – больше войск для обороны Москвы у нашей страны в то время не было. Они были слишком далеко от передовой, в тылу, и не могли быстро прийти на помощь.


Десантники и курсанты

Окружение войск Западного, Резервного и Брянского фронтов поставило нашу страну в тяжелое, почти отчаянное положение. Жуков, которого Сталин срочно вызвал из Ленинграда, мог только сказать: «Все пути на Москву для немцев открыты». Немцы шли на Москву танковыми колоннами, не встречая сопротивления. В Орле немецкие танки въехали в город, когда по улицам еще ходили трамваи. Никто и подумать не мог, что немцы прорвались на 200 километров к нам в тыл.

В этой ситуации наше командование было вынуждено пойти на отчаянные меры. В Орле на аэродромы был высажен наш десант в 6000 человек, с легкими пушками и танками, чтобы создать временный заслон и хоть ненадолго задержать немцев, пока не подойдут резервы из глубины страны. А они были уже на подходе. Важно было выиграть даже час. Это давало нашим войскам возможность подготовить хоть какую-то оборону на следующем рубеже.

В дни Вяземской катастрофы случались совершенно неожиданные и удивительные события.

4 октября немецкая разведка на мотоциклах ворвалась на советские аэродромы в Юхнове, когда там еще стояли наши самолеты. Глубина немецкого прорыва составила уже около 150 километров. Считалось, что Юхнов – это глубокий тыл. Охране аэродрома удалось отбить немецкую атаку. Наши самолеты поднялись в воздух и улетели на восток.

В Юхнове тренировалась команда наших десантников для партизанских действий в тылу врага. Командовал боевой подготовкой капитан Иван Георгиевич Старчак, один из основателей воздушно-десантных войск (ВДВ) вооруженных сил нашей страны.


Иван Георгиевич Старчак



По личной инициативе, не дожидаясь приказа, Старчак собрал отряд из 430 десантников. Он решил своими небольшими силами остановить немцев. Его отряд занял оборону на Варшавском шоссе, на восточном берегу реки Югра. У десантников не было ни одной пушки, ни одного противотанкового орудия, чтобы остановить танки врага. Вооружение десантников – легкое. Это автоматы, ручные пулеметы, гранаты и бутылки с зажигательной смесью.

Десантники заминировали мост через Югру и заложили мины на шоссе. 5 октября на рассвете перед мостом появились немецкие танки. Наши бойцы взорвали мост и дрались отчаянно, но были потеснены превосходящими силами немцев. Главное – выиграть время. А помощь была уже близко. В ночь с 5 на 6 октября прибыл передовой отряд подольских курсантов с артиллерией. Курсантов подняли по тревоге прямо в учебных классах и срочно направили на фронт. 6 октября десантники и курсанты перешли в контратаку и отбросили немцев за Югру. Закипел тяжелейший бой. Советская атака сменялась немецкой контратакой. Наши силы таяли, но сдаваться никто не собирался. Старчак сказал своим бойцам: «За нами Москва. Умрем, как один, но немцев задержим».

9 октября на реке Изварь спешно заняла оборону 17-я танковая бригада. Это была большая помощь сражавшимся.

Всеми возможными силами действия сводного отряда поддерживала наша авиация. На немецкие переправы через Югру почти беспрерывно сыпались бомбы, пули и снаряды. 8 октября над Югрой был подбит истребитель-бомбардировщик Пе-3 капитана Рогова. Алексей Георгиевич Рогов и его штурман капитан Василий Иванович Фарносов погибли, направив горящий самолет на танковую переправу противника.

В это время Ставка спешно снимала с других, спокойных участков фронта резервы, и направляла их под Москву. С северо-запада пришлось перебросить части, которые должны были прорвать блокаду Ленинграда.

Бои между немецкими танками и десантниками с курсантами длились до 10 октября. Ценой своей жизни, проявив беспримерную храбрость, десантники и курсанты сумели задержать продвижение немцев на пять дней. В эти дни они были единственной силой сопротивления немецким войскам на Варшавском шоссе.

За этот подвиг капитан Старчак был награжден орденом Ленина. Маршал Буденный, узнав о бое Старчака, удивился храбрости капитана, который бросил вызов немецким танкам, не имея в отряде ни одной пушки. Он назвал Старчака «отчаянным человеком».

Задержка немцев на реке Угре сорвала все планы гитлеровского командования по быстрому захвату Малоярославца и дальнейшему продвижению на Москву. За это была заплачена высокая цена. Из отряда в 430 десантников осталось в живых не более 50 человек. Передовой отряд подольских курсантов погиб почти в полном составе.

После своего героического боя на Югре Старчак продолжил воевать и неоднократно высаживался с боевыми заданиями в тылу у немцев. В суровую зиму 1941–1942 годов он обморозил ноги так, что части ступни пришлось ампутировать. После излечения в госпитале Старчак продолжил работу в тылу. Он не был награжден Золотой Звездой, несмотря на просьбы его боевых товарищей. Сам Старчак не просил себе этой награды, так как был очень скромным человеком.


Танки полковника Катукова

Заслон советских десантников под Орлом позволил успеть развернуться и подготовиться к обороне танковой бригаде полковника Михаила Ефимовича Катукова. 4-я танковая бригада прибыла из Сталинграда. Все время пути по железной дороге танкисты занимались боевой подготовкой. Под Мценском полковник Катуков грамотно выстроил оборону своей бригады, организовав серию танковых засад. Все свободное время до подхода немцев бригада училась, училась и училась.


Михаил Ефремович Катуков



Результат боевой подготовки превзошел все ожидания. Первая колонна немецких танков, шедшая на Мценск, была расстреляна нашими танкистами и потеряла боеспособность. Здесь танкисты 4-й и 11-й танковых бригад задержали танки Гудериана на неделю. Немецкие танки понесли тяжелейшие потери. Приказом Верховного главнокомандующего 4-я танковая бригада получила почетное наименование 1-й гвардейской танковой бригады. Катуков и его герои стали первыми танкистами-гвардейцами в нашей армии.


Экипаж танкового аса Дмитрия Лавриненко из 1-й гвардейской танковой бригады.



В рядах бригады полковника Катукова сражался самый результативный танковый ас нашей армии – старший лейтенант Дмитрий Федорович Лавриненко. В 28 боях он уничтожил 52 немецких танка. Погиб Лавриненко здесь же, под Москвой. 18 декабря 1941 года он был убит осколком мины.


Можайская линия обороны

В тылу наших сражающихся частей кипела работа круглые сутки. На строительстве оборонительных рубежей вокруг Москвы трудились не только военные, но и около 600000 москвичей. В основном это были женщины и подростки. Работали в несколько смен, подъем был в 6 утра, отбой – в 11 вечера. К началу сражения на Можайской линии обороны была построена только половина запланированных оборонительных сооружений.

Тем не менее, на подходах к Москве было построено большое количество укреплений. Все основные шоссе, ведущие в столицу с запада, были заминированы. В лесах сделано огромное количество засек, непроходимых для танков. Сам город тоже был подготовлен к обороне. Основные магистрали столицы были перегорожены баррикадами и противотанковыми препятствиями.


Один из ДОТ Ильинского оборонительного рубежа с боевыми повреждениями. Сейчас этот ДОТ – часть мемориала погибшим здесь подольским курсантам.



Москвичи внесли большой вклад в защиту своего города, построив огромный комплекс укреплений. Задержать немцев на Можайском рубеже удалось ценой высоких потерь и постоянных контрударов.

Когда немецкие войска подошли к Можайскому рубежу на Минском шоссе, то прикрывала его только одна 32-я стрелковая дивизия полковника Виктора Ивановича Полосухина. Дивизия заняла оборону на фронте до 45 километров. Это расстояние значительно больше, чем могла оборонять дивизия. Тем не менее, немцев встретил шквал огня из дотов и дзотов.

Одним из участков обороны было Бородинское поле, где состоялось крупнейшее сражение Отечественной войны 1812 года. В той битве командный пункт фельдмаршала Кутузова располагался в маленькой деревне Фили. 129 лет спустя там же расположил свой КП и полковник Полосухин. Понеся тяжелые потери, дивизия Полосухина сумела задержать немцев до подхода подкреплений.

Здесь же на стороне немцев пошел в наступление французский легион. Это были предатели своей страны. После поражения Франции они были готовы участвовать в «крестовом походе против большевизма». Эти французы, одетые в немецкую форму, хотели дойти до Кремля, как и во время Отечественной войны 1812 года. После первого же боя, понеся огромные потери, французский легион вермахта был отправлен в тыл.


Схема боя подольских курсантов против 19-й танковой дивизии вермахта.



Подвиг десантников Старчака и передового отряда подольских курсантов позволил развернуть основные силы Подольского пехотного училища и Подольского артиллерийского училища на Можайском рубеже под Малоярославцем. Курсанты заняли оборону в ДОТах на Варшавском шоссе в деревне Ильинское. Левее оборону заняла 312-я стрелковая дивизия полковника Наумова, спешно переброшенная из-под Новгорода. Несколько суток подряд наши силы отбивали наступление немцев на шоссе. 15 октября немцы сумели прорвать оборону южнее Ильинского и вышли на Варшавское шоссе в тыл к курсантам. Немецкая танковая колонна хотела нанести удар с тыла, но напоролась на нашу противотанковую засаду и была разгромлена точным огнем наших артиллеристов. Однако сил у курсантов становилось все меньше. Немцы прорвали оборону на флангах и угрожали полностью окружить наши части.

Начался отход. Из примерно 3500 курсантов к своим вышло не более 250 человек. Остальные погибли или попали в плен. Как и в многих других местах, ценой своих жизней курсанты задержали противника и нанесли ему чувствительные потери.


Москвичи ночуют в бомбоубежище на станции метро Маяковская. Коллаж Сергея Ларенкова


Калининское направление

Северо-западнее Москвы 3-я танковая немецкая группа повернула на север и к 14 октября взяла Калинин (так в советское время называли Тверь). Немецкое командование планировало глубокий охват Москвы с севера и выход к Ярославлю и Рыбинску. Для отражения немецкого удара был сформирован Калининский фронт генерала Ивана Степановича Конева. Постоянными контрударами Конев сумел остановить немцев и заставил их отказаться от плана захвата столицы с севера. Однако именно с севера и северо-запада была самая серьезная угроза прорыва немцев к Москве.

15 октября 1941 года советское правительство приняло решение об эвакуации самых важных учреждений и предприятий из Москвы. В столице появились первые беженцы из Калинина. 16 октября не работало московское метро – единственный раз за всю его историю. Его готовили к взрыву. Из парков не вышли трамваи, не работали магазины. Началось массовое закрытие предприятий и увольнение рабочих, готовились к эвакуации заводы. В столице молниеносно распространились слухи о сдаче города. Начались паника и хаос, разграбление магазинов и складов.

Тысячи москвичей пытались выбраться из города на личных автомобилях.

Лишь к вечеру для наведения порядка на улицы столицы вышли отряды милиции и внутренних войск. 17 октября по радио перед москвичами выступил глава Мосгоркома Щербаков. В своей речи он заявил, что город не будет сдан. Это успокоило большую часть населения. Также подействовало заявление о том, что Сталин остается в столице. Порядок в Москве был восстановлен.

Город постепенно привыкал к военному положению и воздушным тревогам. Мальчишки собирали осколки от немецких бомб, разрывавшихся на улицах города, и хвастались этими находками друг перед другом. Но москвичи все же зачастую ночевали в метро или в бомбоубежищах. Первый авианалет на столицу немцы совершили 21 июля 1941 года. Бомбы падали повсюду. Несколько бомб упало на территорию Кремля. Однако мощная система ПВО Москвы позволяла успешно отражать эти налеты. В столице было сосредоточено около 1000 зенитных орудий, огромное количество прожекторов, 600 истребителей, в том числе ночных.

Последний массовый налет на столицу был 16 июня 1942 года. За несколько месяцев бомбежек в Москве погибли около 2000 человек мирного населения, 6000 были ранены. Было разрушено около 5500 жилых зданий, 90 госпиталей, 253 школы, 19 театров и дворцов культуры.


Тульские ополченцы шли защищать свой родной город с винтовками, которые они сами произвели на заводах. Несмотря на все усилия, немцы не смогли взять Тулу и продолжить наступление на Рязань.


Оборона Тулы

Тула – древний город русских оружейников. Уже в 1595 году здесь началось производство пищалей для русской армии. Со временем заводы росли. Образовались целые династии оружейников, передававшие мастерство и навыки от отца к сыну. Тула и сейчас славится своим оружием, а также самоварами и пряниками.

В годы Великой Отечественной войны Тульский оружейный завод производил самозарядные винтовки Токарева, револьверы системы «Наган», пистолеты ТТ. Также производились легкие минометы и ремонтировалась боевая техника.

Туляки – настоящие патриоты своего города и страны. Сразу после нападения нацистской Германии город начал готовиться к обороне. Были сформированы так называемые истребительные отряды, организовано военное обучение. Оружейный завод увеличил выпуск винтовок и пистолетов. Сам город подготовлен к обороне: в конце каждой улицы вырыты противотанковые рвы, построены баррикады и другие заграждения. Улицы Тулы превратились в непроходимый лабиринт из оборонительных сооружений.


Расчет советского противотанкового ружья (ПТР) на улице Коммунаров (современного проспекта Ленина) и Советской улицы в Туле. Бойцы вооружены трофейным ПТР.



24 октября 1941 года немцы начали наступление на Тулу от Орла. В те дни руководство города и партии выпустило такое обращение к тулякам:

«Над Тулой нависла непосредственная угроза нападения. Злобный и коварный враг пытается захватить город, разрушить наши дома, отнять все то, что завоевано нами, залить улицы города кровью невинных жертв, обратить в рабство тысячи людей.

Этому не бывать! Тула, красная кузница, город славных оружейников, город металлистов, не будет в грязных лапах немецких бандитов!

Мы, большевики Тулы, заверяем Центральный Комитет ВКП (б), что все, как один, с оружием в руках будем драться до последней капли крови за нашу Родину, за наш любимый город и никогда не отдадим Тулу врагу.

Каждая улица, каждый дом станут могилой для гитлеровских псов. Пусть они еще и еще раз почувствуют силу и мощь трудящихся социалистической Отчизны, непоколебимое стремление советского народа разгромить до конца фашистскую нечисть, осквернившую нашу священную землю.

За оружие, товарищи коммунисты…».

После этого записываться в ополчение пришли сотни рабочих. 23 октября истребительные добровольческие батальоны были объединены в Тульский рабочий полк. Это была добровольческая часть в 1500 человек. Многие ополченцы пришли в полк с винтовками, которые изготовили сами на заводе.

Тульский рабочий полк не был частью Красной армии, и снабжением полка занимались горком партии и местные жители. Прямо в окопы отцам и сыновьям родственники носили продовольствие, теплую одежду. В окопах на окраине родного города туляки так же, как и до войны, пили чай из самоваров.

29 октября 1941 года немцы заняли Ясную Поляну и разграбили усадьбу великого русского писателя Льва Николаевича Толстого. Их передовые части вышли на окраины Тулы.

Первый штурм Тулы начался с хода, 30 октября 1941 года. Немцы начали атаку при поддержке нескольких десятков танков. Встретили их ополченцы Тульского рабочего полка, военнослужащие внутренних войск 156-го батальона НКВД и тяжелые 85-мм орудия 732-го зенитного полка стрельбой прямой наводкой.


Советское 85 мм орудие на позиции для стрельбы по танкам на Пролетарском (ныне – Чулковском) мосту в Туле. Коллаж Сергея Ларенкова.



Немцам удалось потеснить ополченцев и внутренние войска, но в сам город ворваться они не смогли. Наши немногочисленные части сумели отразить все атаки и продержаться до подхода подкреплений. Тяжелые зенитные орудия вели огонь по танкам прямой наводкой, пробивали броню всех немецких танков. Гудериан позже написал, что первый штурм Тулы полностью провалился и привел к серьезным потерям в танках. Город постоянно подвергался артиллерийским и минометным обстрелам, а также налетам авиации.

На подходе к Туле были наши свежие части. Не взяв город в лоб, немцы решили его окружить, но в начале ноября все эти попытки были сорваны нашими контратаками.

Подтянув свежие части, 18 ноября немцы снова нанесли удар по Туле с востока. Ослабленные части 50-й армии генерала Болдина были смяты. В нашей обороне образовалась брешь в 50 километров. Закрывать ее бросилась всего одна 239-я дивизия Гайка Оганесовича Мартиросяна. Бойцы дивизии сумели задержать немцев, но сами попали в окружение.

Оборонительные бои за Тулу длились до 7 декабря. Наши части дрались отчаянно, попадали в окружение, сразу же наносили контрудары. В результате героического сопротивления наших войск немцам пришлось отказаться от наступления на Рязань и окружения Москвы с юга. Как и под Калининым (Тверью), гитлеровские планы были сорваны.

В какой-то момент немцам удалось перерезать железную дорогу и шоссе Москва – Тула. Город был почти окружен. Однако мужеством и храбростью наших войск опасная ситуация была ликвидирована. Город выстоял благодаря подвигу всех родов войск и героизму гражданского населения и ополчения. 43 дня длилась оборона Тулы. В результате советского контрнаступления в декабре 1941 года немцы здесь потерпели тяжелое поражение. Тула стала первым городом, который не смог взять немецкий танковый генерал Гудериан. После войны Тула получила почетное звание города-героя.


Тяжелые танки КВ на параде 7 ноября 1941 года на Красной Площади. Парад 1941 года показывал всему миру, что СССР не сдастся и будет сражаться за свою землю и свои идеалы до конца


Парад на Красной площади

7 ноября – день Октябрьской социалистической революции – был одним из главных праздников Советского Союза. Традиционно в этот день на Красной площади проходил парад. Правительство решило провести его и 7 ноября 1941 года, показав всему народу и миру, что столица держится и будет держаться. Прямо с Красной площади части парадного расчета направлялись на фронт. Перед страной выступил Сталин. В своей речи он выразил уверенность в том, что враг будет разбит и Победа будет за нами.

Этот парад показал несломленную волю советского народа, готовность к самопожертвованию ради свободы и независимости нашей Родины. Парад 7 ноября 1941 года также стал символом битвы за Москву.

В танковой колонне по Красной Площади прошел тяжелый КВ лейтенанта Павла Даниловича Гудзя из 89-го отдельного танкового батальона 16-й Армии. В последующих боях от батальона осталось буквально несколько танков. Тем не менее, наши танкисты продолжали сражаться.

3 декабря 1941 года танк Гудзя в одиночку атаковал немецкие части в деревне Нефедьево. Бой закончился разгромом противника – один наш КВ уничтожил десять из восемнадцати немецких танков в деревне, остальные обратились в бегство. Деревня была освобождена. За свой подвиг лейтенант Гудзь был награжден Орденом Ленина – высшим орденом СССР. Танкист Павел Данилович Гудзь не погиб в Великую Отечественную войну. Он ушел в Бессмертный полк в 2008 году.


16 ноября 1941 года немцы снова перешли в наступление. Советские бойцы стояли насмерть. Целые роты и эскадроны погибали целиком, но всеми силами старались задержать продвижение врага на Москву.


Дивизия Панфилова

316-я дивизия генерал-майора Ивана Васильевича Панфилова прибыла из Казахстана. Генерал-майор Панфилов был опытным, грамотным и требовательным военачальником. Сначала дивизия была направлена в Новгородскую область, но в связи с критической обстановкой под Москвой спешно переброшена в Волоколамск.


Иван Васильевич Панфилов



12 октября дивизия заняла оборону на фронте шириной в 41 километр, а 16 октября приняла свой первый бой. Сопротивляясь, ее полки отходили к Волоколамску и 27 октября, после кровопролитных боев, оставили город. За 12 дней боев дивизия понесла тяжелые потери, но одновременно приобрела ценный боевой опыт. На помощь ей срочно была переброшена 1-я гвардейская танковая бригада Катукова. Рядом действовали кавалеристы 50-й дивизии генерала Доватора.

16 ноября немцы возобновили свое наступление против 316-й дивизии. В этот день по бойцам Панфилова нанесли удар две танковые дивизии немцев при поддержке пехоты. Первую атаку панфиловцы сумели отбить. Вторая атака у разъезда Дубосеково была гораздо мощнее. После нее от 1075-го полка полковника Капрова почти никого не осталось. Капров лично собирал оставшихся в живых бойцов и отводил на новые позиции. Однако противнику был нанесен урон в танках и выиграно несколько часов времени.

16 ноября массовый героизм проявили все полки дивизии Панфилова. В районе деревни Петелино в полном составе погибла 6-я рота 1075-го полка под командованием политрука Вихрева Петра Борисовича. У деревни Мыканино стояли насмерть 17 панфиловцев из 1073-го стрелкового полка. Командовали группой бойцов лейтенант В. Г. Угрюмов и политрук А. Н. Георгиев. Четырнадцать из них погибли, но противник был задержан.

Через два дня, 18 ноября 1941 года, немцы прорвались к командному пункту дивизии. Положение сложилось критическое. Осколками мины был убит командир дивизии, генерал Панфилов. Полки начали отход. Прикрывать 1077-й полк остались небольшие группы наших бойцов. На центральном направлении оборону занял взвод из 11 саперов под командованием младшего лейтенанта Петра Фирстова. Их задачей было задержать немцев как можно дольше. Горстка храбрецов продержалась несколько часов и погибла вся, кроме одного тяжелораненного бойца. Его укрыли местные жители. Летом 1942 года все 11 саперов были награждены Орденом Ленина. Это уникальный случай в истории Великой Отечественной войны. На месте их подвига воздвигнут памятник «Взрыв». В этот же день дивизия получила почетное наименование 8-й гвардейской. 19 ноября под Волоколамском в полном составе погиб 4-й эскадрон 37-го Армавирского казачьего полка из корпуса генерала Доватора.

В рядах 316-й дивизии сражалась Валентина Ивановна Панфилова, дочь командира дивизии. Валентина пошла на фронт добровольно, сразу после окончания школы и поступления в институт. Тогда ей было всего 18 лет. После гибели отца ей предлагали вернуться домой, но она наотрез отказалась. Выносила раненых из горящего дома медсанбата, сдавала кровь, обслуживала до 100 тяжелораненых при норме 30 раненых на медсестру. Была дважды ранена, один раз – тяжело. За проявленную самоотверженность и мужество награждена Орденом Великой Отечественной войны II степени, Орденом Красной Звезды, медалью За боевые заслуги.


Валентина Ивановна Панфилова



Бои панфиловцев, гвардейцев-танкистов Катукова и кавалеристов Доватора задержали немцев на 4 суток и позволили 16-й армии Рокоссовского отойти за Истру и Истринское водохранилище. Подрыв шлюзов на водохранилище и образовавшаяся зона затопления задержали немцев еще на шесть дней.

В битве за Москву многие наши дивизии дрались на очень растянутой линии фронта, без боевого опыта, без достаточного количества танков и артиллерии. Они стояли насмерть, как вся дивизия Панфилова. Бой 4-й роты 1075 полка вошел в историю как подвиг 28 панфиловцев благодаря статье журналиста газеты «Красная звезда» Кривицкого. В те дни он был в штабе 16-й армии. Узнав о том, что в бою у Дубосеково погибла почти вся 4-я рота, он решил написать об этом. Количество бойцов в роте – двадцать восемь – он придумал «на глазок». В результате родилась легенда о двадцати восьми панфиловцах, погибших, но не пропустивших врага. Она вдохновила многих бойцов и командиров на борьбу с врагом. За четыре года такой же подвиг – погибли все, но не ушли с боевого рубежа – совершили многие наши бойцы и командиры.


Памятник подвигу 28 панфиловцев у разъезда Дубосеково.



В газету «Красная звезда» посыпались письма с требованием назвать имена 28 героев и наградить их посмертно высшей наградой страны. Политотдел Панфиловской дивизии по памяти назвал двадцать восемь фамилий бойцов и командиров дивизии, геройски погибших в ноябрьских боях. Все они были награждены Золотой Звездой Героя Советского Союза посмертно – летом 1942 года. После войны оказалось, что шестеро из списка двадцати восьми не погибли.

Тем не менее, эта легенда помогла нашим частям победить страх перед врагом, сделала наших бойцов более стойкими. Это было особенно важно летом 1942 года, когда немцы рвались к Сталинграду. Слова политрука Клочкова перед боем «Велика Россия, а отступать некуда. Позади Москва» – возможно, и были придуманы журналистами, но стали лозунгом для всех защитников нашей столицы в 1941 году.


Памятник «Взрыв» на месте подвига 11 саперов панфиловской дивизии



Все наши дивизии и ополченцы дрались так же, как дивизия Панфилова. Легенда о 28 панфиловцах стала символом битвы за Москву. Многие другие герои остались забыты. Было множество боев, когда погибали все наши до единого, и рассказать об их подвиге было просто некому. Но было множество подвигов, о которых в газетах написали только один раз, а потом забыли. Их истории ты сможешь найти сам, когда вырастешь, в архивах Министерства обороны России.


Партизаны и диверсанты

С наступлением холодов стало важным не дать немцам возможности комфортно жить в захваченных домах. По всем фронтам был отдан приказ партизанам и диверсионным группам начать сжигать любые строения. Операция эта получила название «выгнать немца на мороз». Среди партизан была московская девушка Зоя Космодемьянская. Она пошла в партизанский отряд добровольцем. При выполнении боевого задания – уничтожения конюшен немецкой военной части – в районе деревни Петрищево немцы Зою схватили. После пыток и избиений оккупанты повесили ее перед жителями деревни.


Комсомолка Зоя Космодемьянская стала символом народной войны против захватчиков.



В истории и памяти народной она осталась мученицей, принявшей пытки и смерть за нашу Родину. Зоя Космодемьянская стала первой советской женщиной, награжденной Золотой Звездой Героя Советского Союза на Великой Отечественной войне.

О партизанском движении в Великой Отечественной войне и медали «Партизану Отечественной войны» выйдет отдельная тетрадь.


Контрнаступление советских войск под Москвой


Советское контрнаступление

К концу ноября 1941 года и советским, и немецким военачальникам стало понятно, что германское наступление выдыхается. Наши войска тоже держались из последних сил, но дрались храбро и умело. Все меньше оставалось у наших пушек, которыми можно было бороться с танками противника. Все меньше оставалось артиллеристов и пехотинцев.

Немцы, собрав последние силы, нанесли еще один удар вдоль Ленинградского шоссе и ворвались в Химки. До Москвы им оставалось не более 8 километров. Их передовые мотоциклетные части увидели в бинокли красную звезду на башне речного вокзала Москвы и приняли ее за кремлевские звезды. Об этом сразу написала пресса в Германии, Финляндии и других странах – тогдашних союзниках нацистов. Так и родилась легенда о том, что немцы уже видели Кремль в бинокли. Наши перешли в контратаку и отбросили немцев из Химок.

В это же время с Дальнего Востока, из Сибири, из Казахстана и других частей Советского Союза к Москве непрерывным потоком шли подкрепления. 30 ноября Жуков обратился к Сталину с предложением начать контрнаступление как можно скорее, без передышки. Это было нужно, чтобы немцы не успели построить прочную оборону. Сталин свое согласие дал.

5 и 6 декабря 1941 года наши войска нанесли мощные удары севернее Москвы, чтобы окружить немецкую группировку и полностью ее уничтожить. Удар для немцев был неожиданным. Их разведка не заметила прибывшее к нам подкрепление.

Теперь немцы и наши поменялись ролями. Немецкая техника ломалась от суровых русских морозов. Замерзало и отказывало оружие. Танки, бронетранспортеры и грузовики немцы бросали без бензина. Форма немецкой армии не была приспособлена для 30-градусных холодов – в легких шинелях, ботинках и пилотках немцы погибали от мороза. Наша армия оказалась гораздо лучше подготовлена к суровой зиме. Русские ватники, шапки-ушанки, валенки, варежки и рукавицы, шерстяные носки отправляли для нашей армии добровольно по всей стране.

Однако немецкая армия все еще оставалась сильнейшей армией мира. От полного разгрома их спас боевой опыт и выучка. Им удалось избежать окружения, но нашим войскам достались богатые трофеи и много пленных. Отступая, захватчики сжигали села и убивали мирное население. Только в Тульской области при отступлении немцы полностью сожгли 316 деревень.

Наши потери тоже росли. В полках оставалось по 100–200 бойцов из 3000. За Волоколамском наше наступление забуксовало.


Наши войска входят в освобожденный Калинин (Тверь). Немцы, уверенные в своей победе, хоронили своих убитых в самом центре города, у путевого дворца императрицы Екатерины Великой. После освобождения местные жители разбирали доски и бревна с могил захватчиков на дрова или для нужд строительства


Долгая дорога к победе

В битве за Москву немецкая армия потерпела свое первое крупное поражение, потеряв 500000 солдат и офицеров. До этого войска Гитлера не могла остановить ни одна армия Европы.

Бойцы трех фронтов, спасая столицу нашей Родины, отогнали врага на 100–300 километров от Москвы, ликвидировали угрозу Туле, освободили Клин, Солнечногорск, Калинин (Тверь), Волоколамск. Брошенная и разбитая немецкая техника, жалкий вид немецких пленных, замотанных в тряпье, лучше любых слов свидетельствовали, что «непобедимых» фашистов можно бить.

Нельзя сказать, что в начале наступления немцы бросали позиции и бежали. Это были сильные и умелые солдаты, лучшая армия Европы. Но наши войска одержали верх. Тяжелый бой развернулся за Волоколамск. С севера его атаковала группа генерала Ремизова. Ее задачей было отвлечь на себя внимание немцев. Впереди шла рота средних и тяжелых танков старшего лейтенанта Гавриила Тимофеевича Завизиона. На прощание командир танкового батальона капитан Кокка обнял своего подчиненного и сказал:

«Выполни задачу и оставайся живым!»

«Выполню, Михаил Александрович, а остальное – как получится», – ответил Завизион.

В первые часы 20 декабря рота Завизиона с десантом ворвалась в город. Тридцатьчетверки и КВ шли по улицам города на высокой скорости, стреляя во все стороны из пушек и пулеметов. Для увеличения паники танкисты выбрасывали из люков гранаты-лимонки. Наши танки легко расправились с немецкими противотанковыми пушками, но с рассветом немцы пришли в себя. Они бросили в бой танки, в том числе средние Pz IV. На улицах маленького городка закипел тяжелый бой. Танки расстреливали друг друга в упор. Потери росли с обеих сторон. Хотя немецкие снаряды не всегда пробивали нашу танки, осколки брони ранили танкистов, сбивали гусеницы, повреждали ходовую часть. Каждое попадание немецкого снаряда сильно встряхивало танк, грохот стоял такой, как будто по танку били кувалдой. От этого грохота лопались барабанные перепонки, шла кровь из носа, серьезные травмы наносились мозгу. И все равно наши танкисты продолжали бой. Рота Завизиона потеряла все танки, но танкисты, сняв со своих боевых машин пулеметы, продержались до подхода основных сил. В тяжелом бою город был очищен от немцев только к полудню 20 декабря. Сам Гавриил Тимофеевич Завизион был тяжело ранен.

В этом бою нашим танкистам помог пятнадцатилетний пионер Борис Кузнецов. Когда в город ворвались наши танки, он взял брошенную немцами винтовку и открыл огонь по оккупантам. Увидев, что немцы бегут к мосту с зарядами для его подрыва, он сообщил об этом нашим бойцам. Вместе с группой красноармейцев Борис бросился к мосту, и немцы были уничтожены. По мосту прошли наши танки. После освобождения родного города Борис пошел дальше на запад вместе с танкистами 24-й бригады. Он успел провоевать один месяц. В феврале 1942 года в бою он был тяжело ранен, и скончался в московском госпитале 18 марта 1942 года. Похоронен он на Преображенском кладбище. Командир 24-й танковой бригады, полковник Зелинский, представил юного героя к ордену Красной Звезды. Борис Дмитриевич Кузнецов, патриот нашей Родины, посмертно награжден медалью «За Отвагу».

О Боре Кузнецове остался наградной лист и память в музее Волоколамска. Таких молодых патриотов было много, все они старались оказать стране посильную помощь. Дети и подростки собирали посылки с теплыми вещами для бойцов, шили маскировочные сети, ухаживали за ранеными в госпиталях, дежурили на крышах домов. Большой рассказ о них будет в тетради о медали «За Доблестный Труд в Великой Отечественной войне» и «Партизану Великой Отечественной войны».


Представление на Орден Красной Звезды, написанное полковником Зелинским на пионера Борю Кузнецова



Успехи на севере под Тихвином, на юге под Ростовом-на-Дону и в Московской битве побудили наше командование отдать приказ о переходе в наступление на всем советско-германском фронте. Это наступление продолжалось до апреля 1942 года, но больших побед не принесло. Немцы были еще очень сильны, а советским войскам не хватало опыта – ведь в основном наша армия к зиме 1942 года состояла из новобранцев. Кадровая армия погибла в приграничных сражениях лета-осени 1941 года. По-прежнему было мало пушек, снарядов и танков.

Но немецкая армия тоже быстро училась на своих ошибках. Офицеры и генералы вермахта умели строить оборону так, что все деревни и высоты на пути наших войск превращались в неприступные крепости. В каменных подвалах ставили пулеметы, опутывали подходы к своим позициям колючей проволокой. В любом таком опорном пункте были противотанковые пушки и минометы. Каждый метр местности простреливался огнем из нескольких пулеметов. Наступать на такие крепости по глубокому снегу, без артиллерии, с легкими танками, а то и без них – было невозможно.

Тем не менее, под Москвой наши войска продолжили наступление 8 января 1942 года. 33-я армия генерал-лейтенанта Ефремова, 1-й гвардейский кавалерийский корпус генерал-лейтенанта Белова, 29-я армия генерал-майора Швецова, 39-я армия генерал-лейтенанта Масленникова и партизаны нанесли удар по флангам немцев у Ржева и Вязьмы. Цель – окружить немцев и нанести им полное поражение. В поддержку наступающим войскам был высажен воздушный десант – один из крупнейших в истории наших ВДВ.

Сначала наше наступление развивалось успешно, но потом немцы сумели взять верх. Армия Ефремова оказалась в окружении. Сражение под Ржевом длилось до апреля 1942 года, когда остатки 33-й армии пошли на прорыв. Пробиться к нашим частям на Угре не удалось. Бойцы и командиры погибли или попали в плен. Во время неудачного прорыва застрелился раненый генерал-лейтенант Ефремов, командующий 33-й Армией. Он считал, что лучше погибнуть, чем попасть в плен.

39-я армия держала оборону в полуокружении до июля 1942 года. 2 июля немцы начали наступление – операцию «Зейдлиц». К 23 июля сражение закончилось в пользу противника. Около 20000 наших бойцов вырвались из котла, остальные – попали в плен или погибли. Но это была пиррова победа – больше немецкая армия наступать на Москву не решилась.

В это же время, летом 1942 года, закипело гигантское сражение на юге нашей страны – на Дону и под Сталинградом. О нем расскажет наша следующая тетрадь.

Перед нашими прадедами лежал еще долгий путь к Победе.


Главные даты битвы за Москву

30.9.1941. Начало операции «Тайфун» – немецкого наступления на Москву силами трех танковых групп.

4.10.1941. Войска Брянского фронта окружены.

3.10.1941–4.10.1941. Контрудар группы Болдина.

8.10.1941. Войска Западного и Резервного фронтов окружены под Вязьмой.

5.10.1941–10.10.1941. Бой десантников И. Г. Старчака и подольских курсантов старшего лейтенанта Л. А. Мамчича под Юхновом.

12.10.1941–16.10.1941. Бои на Можайской линии обороны.

14.10.1941. Немцы захватывают Калинин (Тверь).

16.10.1941. Паника в Москве, ликвидированная к вечеру.

7.11.1941. Парад советских войск на Красной площади.

16.11.1941. Начало последнего немецкого броска на Москву. Массовый героизм советских войск: 316-й стрелковой дивизии Панфилова, кавалеристов Доватора, танкистов Катукова.

29.11.1941. Казнь оккупантами Зои Космодемьянской.

30.10.1941 – 7.12.1941. Героическая оборона Тулы.

5.12.1941. Советское контрнаступление под Москвой. Немцы отброшены на 100–300 километров от столицы.

15.12.1941. Освобождение Клина.

16.12.1941. Освобождение Калинина (Твери).

20.12.1941. Освобождение Волоколамска.

28.12.1941. Освобождение Козельска.

30.12.1941. Освобождение Калуги.

2.2.1942. Освобождение Малоярославца.

8.1.1942 – 23.4.1942. Ржевско-Вяземская наступательная операция советских войск и партизан с задачей окружить немцев в районе Вязьмы.

17.04.1942–18.04.1942. Гибель в окружении 33-й армии генерала Ефремова.

2.07.1942–23.08.1942. Немецкая операция «Зейдлиц» по ликвидации полуокруженных 39-й армии и 11-го кавалерийского корпуса под Ржевом. Около 20 000 советских бойцов выходят из окружения. Советское вклинение в немецкую оборону ликвидировано.


Памятник маршалу Георгию Константиновичу Жукову на Манежной площади. В битве за Москву Жуков командовал Западным фронтом.

Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика