Материал для учителя: Груздев И.А. Горький и его время. 1868— 1896: 3-е изд. М., 1962.

Дополнительная литература для учащихся: рассказы «Старуха Изергиль», «Макар Чудра», «Челкаш».

Теория литературы: легенда (расширение понятия), романтизм, реализм (знакомство с понятиями).

Оборудование: иллюстрации к рассказу «Старуха Изергиль».

 

Ход урока

I. Проверка домашнего задания.

(Конкурс иллюстраций, викторина по содержанию повести:с.154 пособия «Читаем, думаем, спорим...»)

Ребята, сегодня мы познакомимся с отрывком из рассказа Максима Горького «Старуха Изергиль». Этот рассказ был напечатан всего через три года после первой публикации писателя, однако к выходу в свет в 1895 г. в «Самарской газете рассказа «Старуха Изергиль» Горький был уже известным и ярким писателем.

В рассказе «Старуха Изергиль» старая цыганка рассказывает молодому человеку три истории: легенду о Данко, о Ларре и историю из своей молодости. С одной из этих историй мы с вами познакомимся.

 

II. Учитель(или хорошо читающие ученики) читает вслух отрывок, приведенный в учебнике.

 

III. Беседа по тексту.

— Какое впечатление произвел на вас рассказ о Данко?

— Как вы могли бы охарактеризовать главного героя (кратко и по плану характеристики персонажа)?

Задания.

1. Прочтите в учебнике задание № 2 к тексту. С помощью словаря-справочника ответьте на вопрос задания.

2. Рассмотрите иллюстрации: к легенде в учебнике и к повести нас. 164-165 пособия «Читаем, думаем, спорим...». Как вы думаете, какие из них подготовлены по романтическим, а какие — в реалистическим законам? Почему?

3. Найдите в словаре литературных терминов в конце учебника определение легенды. Запишите ее в свой словарик.

— Какие фантастические элементы мы можем найти в легенде о Данко?

— В определении сказано, что легенда — произведение, «созданное народной фантазией». В академическом словаре мы прочтем, что легенда создается народом, часто используется писателями в своих художественных произведениях для выражения некоторой художественной идеи, некоторого назидания. Скажите, какую идею проповедует Горький с помощью «услышанной им» легенды о Данко?

4. Как вы думаете, стоили ли люди, которых Данко вывел на свет, вырванного из груди сердца Данко? Напишите об этом не большое эссе.

 

IV. Задания для обсуждения.

1. Легенда о Данко заканчивается словами: «Вот откуда они, голубые искры степи, что являются перед грозой!».

— Какие искры имеются в виду?

— Возможно легенда была рассказана для того, чтобы объяснить. Откуда берутся «голубые искры». Согласны вы с таким мнением?

 

2. А. Г. Вампеев считает, что «история Данко представляет собой аллегорию человеческой жизни».

— Определите лексическое значение слова аллегория.

— Как можно аллегорически объяснить в тексте болото, лес, грозу, путь племени Данко?

 

3. Л.А. Трубина пишет, что в легенде о Данко утверждается «идея подвига во имя общего счастья».

— Какой поступок вы назовете подвигом?

— Кто и во имя чего совершает в легенде подвиг?

— Действительно ли в окончании легенды говорится об утверждении идеи подвига во имя общего счастья?

 

4. В одном из отзывов ученик писал: «Подвиг, который совершил Данко, был неразумен. Можно было зажечь факел, дать каждому и добрести до конца леса. Подвиг должен совершаться в разумных пределах».

— Разумен или неразумен поступок Данко?

— В каких пределах разумен подвиг и когда человеку необходимо его совершать?

 

5. А.Г. Вампеев отметил, что в легенде «автор явно симпатизирует Данко, однако это не мешает ему с горечью сознавать утопичность этого образа».

— Определите значение слова утопичность. Что в истории Данко позволяет сомневаться в том, что его поступок воодушевит на подвиги соплеменников?

— Какие чувства вызвал у вас образ Данко?

 

6. Л.М. Леонов писал: «Человек с большой буквы и был религией Горького».

— В чем смысл высказывания Л.М. Леонова?

— Что превращает просто человека в «Человека с большой буквы»?

 

7. В легенде о Данко есть такие слова: «Только один осторожный человек заметил это и, боясь чего-то, наступил на гордое сердце ногой».

— Найдите в легенде этот эпизод. Чего испугался «осторожный человек»?

— Не кажется этот эпизод лишним в легенде (ведь о подвиге было уже сказано)?

 

8. Г. Владимов убежден, что «нельзя ни от кого потребовать героизма, но научиться уважать его можно».

— Требует ли Горький в легенде о Данко героизма для людей

— В чем заключен смысл легенды о Данко — в прославлении героизма или в стремлении научить людей уважать героизм? Или в чем-то другом?

 

9. А.Н. Семенов пишет: «В своем творчестве Горький решал вопросы о том, каким быть человеку и как ему жить среди людей».

— Присутствуют ли эти вопросы в легенде о Данко? Если да, то как на них отвечают герои Горького.

— Для чего написана легенда о Данко?

— Каким должен быть человек и как ему жить среди людей?

 

Домашнее задание.

1. Подготовьте художественный пересказ легенды о Данко.

2. Подготовьте иллюстрацию к тексту.

 

Информация для учителя

В ранних своих произведениях «Макар Чудра» и «Старуха Изергиль» Горький предстает перед читателями как романтик.

Романтизм предполагает утверждение исключительной личности, выступающей с миром один на один, подходящей к действительности с позиции своего идеала, предъявляющей окружающему исключительные требования. Герой на голову выше людей, окружающих его, их общество им отвергается. Этим обусловлено столь типичное для романтика одиночество, которое чаще всего мыслится им как естественное состояние, ибо люди не понимают его и отвергают его идеал. Поэтому герой-романтик находит равное себе начало лишь в общении со стихией, с миром природы, океана, моря, гор, прибрежных скал.

Поэтому столь большое значение получает в романтических произведениях пейзаж — лишенный полутонов, основанный на ярких красках, выражающий самую неукротимую сущность стихии и ее красоту и исключительность. Пейзаж таким образом одушевляется и как бы выражает не ординарность характера героя. Однако одиночество романтического героя может трактоваться и как отверженность его идеала людьми, и как драма непонятости и непризнанности. Но и в этом случае попытки сближения с миром реальным чаще всего бесперспективны: реальность не принимает романтического идеала героя в силу его исключительности.

Для романтического сознания соотнесенность характера с реальными жизненными обстоятельствами почти немыслима — так формируется важнейшая черта романтического художественного мира: принцип романтического двоемирия. Романтический, а потому идеальный мир героя противостоит миру реальному, противоречивому и далекому от романтического идеала. Противостояние романтика и действительности, романтика и окружающего мира — коренная черта этого литературного направления.

Именно такими мы видим героев ранних романтических рассказов Горького. <...>

Именно в пейзаже — приморском, ночном, таинственном и прекрасном— может реализовать себя старуха Изергиль. Ее сознание, ее характер, его подчас таинственные противоречия оказываются главным предметом изображения. Ради нее рассказ и написан, поэтому все художественные средства направлены на исследование ее сложности и противоречивости, силы и слабости. Изергиль, находясь в центре повествования, получает максимальную возможность самореализации. Ей писатель дает право говорить о самих себе, свободно высказывать свои взгляды. Легенды, ей рассказанные, обладая несомненной художественной ценностью, тем не менее оказываются, в первую очередь, средством создания образа главного героя, именем которого и названо произведение. В легендах выражены представления Изергиль об идеальном и антиидеальном в человеке, то есть представлены романтический идеал и антиидеал. Повествуя о Данко и Ларре, Изергиль говорит скорее о себе. Они нужны автору для того, чтобы Изергиль в такой, наиболее доступной для нее форме могла выразить свои собственные взгляды на жизнь. Попробуем определить основные качества этих характеров.

Изергиль, как и всякий романтик, несет в характере единственное начало, которое полагает наиболее ценным: она уверена, что вся ее жизнь была подчинена лишь одному — любви к людям. Также единственное начало, доведенное до максимальной степени, несут и герои легенд, рассказанных ею. Данко воплощает крайнюю степень самопожертвования во имя любви к людям, Ларра — крайний индивидуализм.

Исключительный индивидуализм Ларры обусловлен тем, что он сын орла, воплощающего идеал силы и воли. Такой мотивировки вполне достаточно для романтического сознания: «Все смотрели с удивлением на сына орла и видели, что он ничем не лучше их, только глаза его были холодны и горды, как у царя птиц. И разговаривали с ним, а он отвечал, если хотел, или молчал, а когда пришли старейшие племени, он говорил с ними, как с равными себе». Гордость и презрение к другим — вот два начала, которые несет в себе Ларра. Естественно, это обрекает его на одиночество, но это желанное одиночество романтика, вытекающее из невозможности найти на земле кого-то хоть в чем-то равного себе: «Долго говорили с ним и наконец увидели, что он считает себя первым на земле и, кроме себя, не видит ничего. Всем даже страшно стало, когда поняли, на какое одиночество он обрекал себя. У него не было ни племени, ни матери, ни скота, ни жены, и он не хотел ничего этого». Такая позиция заставляет героя вступить на путь эгоистического произвола, что открыто декларируется им. Убив на глазах у старейшин девушку, которую он возжелал и которая отвергла его, герой так объясняет людям свою позицию:

— Я убил ее потому, мне кажется, — что меня оттолкнула она... А мне было нужно ее.

— Но она не твоя! — сказали ему.

— Разве вы пользуетесь только своим? Я вижу, что каждый человек имеет только речь, руки и ноги… а владеет он животными, женщинами, землей… и многим еще...

Герой-романтик в гордом одиночестве противостоит людям и не боится их суда, потому что не принимает его и презирает судей. Его хотели приговорить к смерти, но приговаривают... к бессмертию.

Почему смерть не является достаточным наказанием для героя романтика? Потому что, приговорив героя к смерти, люди лишь подтвердили бы его исключительность, выделенность из общего ряда, его право повелевать и говорить с ними как с рабами —и свое бессилие и страх перед ним. Наказанный вечным существованием и одиночеством, то есть получив то, на что и претендовал с самого начала, юноша, получивший имя Ларра, что значит отверженный, выкинутый вон, обречен бессмертию вечного скитания:

«Так, стой поры, остался он один, свободный, ожидая смерти. И вот он ходит, ходит повсюду... — заканчивает свой рассказ Изергиль. — Видишь, он стал уже как тень и таким будет вечно! Он не понимает ни речи людей, ни их поступков — ничего. И все ищет, ходит, ходит... Ему нет жизни, и смерть не улыбается ему. И нет ему места среди людей... Вот как был поражен человек за гордость!»

Об обусловленности характера Данко просто не приходится говорить — он таков по сути своей, таков изначально. Единственно, чем Изергиль может мотивировать его исключительность, — это красота: «Данко — один из тех людей, молодой красавец. Красивые — всегда смелы». Люди верят ему лишь потому, «что он лучший из всех, потому что в очах его светилось много силы и живого огня». Романтик просто не нуждается в более углубленной мотивировке исключительности героя.

Но, несмотря на явную противопоставленность образов Данко и Ларры, в них есть нечто общее, ведь оба они являются полюсами одного и того же мира — мира Изергиль, и для нее они соотносятся как идеал и антиидеал. Следовательно, они не только противопоставлены, но и сопоставлены.

Несомненную общность между образами Ларры и Данко предопределяет их противостояние с миром людей, на чем и основан принцип романтического двоемирия в обеих легендах. Презрение к людям естественно для Ларры с его непомерной гордостью и индивидуализмом, но и человеколюбивый Данко не смог избежать этого конфликта. Если Ларра отвергает других из презрения к ним, то Данко, герой, жертвующий собой из любви к другим, сам попадает в положение отверженного: «Данко смотрел на тех, ради которых он понес труд, и видел, что они — как звери. Много людей стояло вокруг него, но не было на лицах их благородства, и нельзя было ему ждать пощады от них».

Принцип романтического двоемирия, противопоставления героя романтика толпе обусловлен исключительностью его образа: либо он сам, подобно Ларре, отвергает окружающих, либо толпа, свирепая в своем натиске и глухая к его сердцу, отвергает романтика. В ином случае это будет шаг уже к реалистической эстетике. Другое дело, что любовь Данко к людям столь велика, что он может простить им и это: даже когда в его сердце вскипело негодование, «от жалости к людям оно погасло. Он любил людей и думал, что, может быть, без него они погибнут».

Действие легенд происходит в глубокой древности — это как бы время, предшествовавшее началу истории, эпоха первотворений. «Многие тысячи лет прошли с той поры, когда случилось это», — начинает свой рассказ о Ларре Изергиль. Но в настоящем есть следы, прямо связанные с той эпохой, — это голубые огоньки, оставшиеся от сердца Данко, тень Ларры, которую видит Изергиль.

Естественно, что образы Данко и Ларры могут воплотиться лишь на фоне романтического пейзажа, яркого и красочного, лишенного полутонов, построенного на контрастах света и тьмы.

Сложно выражена позиция автобиографического героя в «Старухе Изергиль». Создавал образ главной героини композиционными средствами, Горький дает ей возможность представить романтический идеал, выражающий высшую степень любви к людям (Данко), и романтический антиидеал,воплотивший доведенный до апогея индивидуализм и презрение и нелюбовь к другим (Ларра). Идеал и антиидеал, два романтических полюса повествования, выраженные в легендах, задают с координат, в рамки которой хочет поставить себя сама старуха Изергиль. Композиция рассказа такова, что две легенды как бы обрамляют повествование о ее собственной жизни, которое и составляет идеологический центр произведения. Безусловно осуждая индивидуализм Ларры, Изергиль думает, что ее собственная жизнь и судьба стремятся, скорее, к полюсу Данко, воплотившего высший идеал любви и самопожертвования. В самом деле, ее жизнь, как и жизнь Данко, была целиком посвящена любви — героиня абсолютно в этом уверена. Но читатель сразу обращает внимание на то, с какой легкостью забывала она свою прежнюю любовь ради новой, как просто оставляла она некогда любимых людей. Они просто переставали существовать для нее, когда проходила страсть. Повествователь все время пытается вернуть ее к рассказу о тех, кто только что занимал ее воображение и о которых она уже забыла:

«—А рыбак куда девался? — спросил я.

— Рыбак?Аон... тут...

— Погоди!.. А где маленький турок?

— Мальчик? Он умер, мальчик. От тоски по дому или от любви...»

Ее равнодушие к некогда любимым людям поражает повествователя: «Я ушла тогда. И больше не встречалась с ним, Я была счастлива на это: никогда не встречалась после с теми, которых когда-то любила Это нехорошие встречи, все равно как бы с покойниками».

Во всем — в портрете, в авторских комментариях — мы видим иную точку зрения на героиню.

Именно глазами автобиографического героя видит читатель Изергиль.Ее портрет сразу же выявляет очень значимое эстетическое противоречие.О прекрасной чувственной любви должна была бы рассказывать юная девушка или молодая, полная сил женщина. Перед нами же глубокая старуха,в ее портрете нарочито нагнетаются антиэстетические черты:

«Время согнуло ее пополам, черные когда-то глаза были тусклы и слезились. Ее сухой голос звучал странно, он хрустел, точно старуха говорила костями»; «Ее скрипучий голос звучал так, как будто это роптали все забытые века, воплотившись в ее груди тенями воспоминаний».

Изергиль уверена в том, что ее жизнь, исполненная любви, прошла со всем иначе, чем жизнь индивидуалиста Ларры, она не может даже представить ничего общего с ним, но взгляд автобиографического героя находит эту общность, парадоксально сближая их портреты.

«Он уже стал теперь как тень, — пора! Он живет тысячи лет, солнце вы сушило его тело, кровь и кости, и ветер распылил их. Вот что может сделать Бог с человеком за гордость!..» — рассказывает Изергиль о Ларре.

Но почти те же черты видятся повествователю в древней старухе Изергиль. Все в образе Изергиль напоминает повествователю Ларру — в первую очередь, разумеется, ее индивидуализм, доведенный до крайности, почти сближающийся с индивидуализмом Ларры, ее древность, ее рассказы о людях, давным-давно прошедших свой круг жизни:

«И все они — только бледные тени, а та, которую они целовали, сидит рядом со мной живая, но иссушенная временем, без тела, без крови, с сердцем без желаний, с глазами без огня, — тоже почти тень», — вспомним, что в тень обратился Ларра.

Так с помощью портрета автор достигает сближения двух образов — Изергиль и легендарного Ларры. Разумеется, о подобном сближении сама Изергиль не может и помыслить.

Принципиальная дистанция между позицией героини и повествователя формирует идеологический центр рассказа и определяет его проблематику. Романтическая позиция при всей ее красоте и возвышенности отрицается автобиографическим героем. Он показывает ее бесперспективность и утверждает актуальность позиции реалистической. В самом деле, автобиографический герой — единственный реалистический образ в ранних романтических рассказах Горького. Его реалистичность проявляется в том, что в его характере и судьбе отразились типические обстоятельства русской жизни 1890-х гг. Развитие России по капиталистическому пути привело к тому, что со своих мест оказались сорваны миллионы людей, именно они и составили армию босяков, бродяг, как бы выпавших из прежних социальных условий и не обретших новых прочных общественных связей. Автобиографический герой Горького принадлежит именно к такому слою людей. Критик и литературовед, исследователь творчества М. Горького Б.В. Михайловский назвал такой характер «выломившимся» из традиционного круга общественных отношений. При всем его драматизме это был позитивный процесс: кругозор в мировосприятие людей, пустившихся в странствие по Руси, были несравнимо глубже в богаче, чем у предшествующих поколений, им открылись совершенно новые стороны национальной жизни. Россия через этих людей как бы познавала самое себя. Именно поэтому взгляд автобиографического героя реалистичен, ему доступно осознать ограниченность сугубо романтического миросозерцания, приводящее Изергиль к полной исчерпанности и испепеленности. 

Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика