Уральские горы, которые прежде назывались Каменным Поясом, никак не назовешь естественной преградой на пути из Европы в Азию. Они основательно "стерлись" за многие миллионолетия, благодаря совместным действиям текучей воды, ветра, жары, мороза, растений.

Был и водный путь вдоль побережья Северного Ледовитого океана. Отважные поморы из Белого моря выходили в Баренцево, достигали острова Вайгач и Карского моря, от устья реки Оби двигались вверх по течению. Эти суровые места привлекали торговцев пушниной.

В 1364 году войско новгородцев прошло низкогорье Северного Урала и вышло к Оби, как тогда говорили, в Югорские земли. Пришельцев интересовали не географические открытия, а сбор дани – дорогих мехов. Местным жителям пришлось подчиниться Новгородской республике. Она была в 1478 году покорена Московским царством, которое распространило свое влияние и на северо–западную часть Сибири.

Укреплению Москвы содействовало одно важное историческое событие. В 1453 году турки захватили и разгромили Константинополь. Они завершили за 22 года покорение всех владений Византийской империи, оплота православия. Великий князь московский Иван III, ставший в 1479 году князем всея Руси, через десять лет женился на Софье Палеолог, племяннице последнего византийского императора. Теперь у Ивана III были все основания считать Русь преемницей Византии (ее двуглавый орел стал гербом России).

Игумен псковского Елизарова монастыря старец Филофей в письме Василию III предрек дальнейшее возвышение Москвы, назвав ее "Третьим Римом" (после падения "Второго Рима" – Константинополя).

Филофей ссылался на Священное Писание, Откровение Иоанна Богослова. Это придавало его словам особую силу. Идея великой православной державы – "Третьего Рима" вдохновляла на создание мощного государства. Оно могло распространять свое влияние прежде всего на "язычников", земли которых простирались на востоке.

Сибирь привлекала к себе внимание государственных деятелей и купцов своим главным в ту пору богатством – пушниной. Ценные меха украшали одежды князей, бояр, преуспевающих купцов и продавались в западные страны. Это была своеобразная валюта того времени.

Другой, не менее ценной валютой, являлась пищевая соль. Ее месторождение находилось близ реки Вычегды, притока Северной Двины. Здесь вырос городок Усолье, затем Сольвычегодск. Удачливый торговец солью Аника Строганов менял ее на пушнину и постепенно отправлял своих приказчиков, а прежде разведчиков, все дальше за Каменный Цояс. Они добрались до реки Оби. Семья Строгановых быстро богатела.

В 1555 году "князь всей земли Сибирской" (так он себя называл) Едигер признал власть русского государя Ивана IV и обещал ежегодно платить дань – 1000 соболей. Московский посол отбыл в Сибирь и привез оттуда 700 соболей. В 1557 году послы Едигера доставили дань полностью. Однако в Сибири уже воцарился новый хан – Кучум, свергнувший, а затем убивший прежнего.

Иван IV разрешил Строгановым строить посады, остроги, крепости, города. Кучум попытался воспрепятствовать движению русских на восток и даже совершал набеги на владения Строгановых.

Для защиты и расширения своих владений Строгановы призвали дружину …. Тимофеевича. (Точно имя его не установлено. Предполагается, что звали его Ермолаем, а возможно, Василием Алениным.) В 1582 году он с отрядом в полтысячи человек на больших и малых судах поднялся вверх по реке Чусовой, перешел Каменный Пояс (Урал). По реке Тагил они спустились до Туры, левого притока Тобола, и добрались до Иртыша, где находилась столица ханства Кашлык–Искер, которую русские называли Сибирью (недалеко от нынешнего Тобольска).

На Иртыше казаков встретило вдесятеро превосходящее их по численности войско Кучума. Но хорошая организация, выучка, владение огнестрельным оружием и доблесть дружины Ермака стали залогом победы. Далеко не все подчиненные нового хана готовы были умереть за него, а казакам приходилось сражаться не на жизнь, а насмерть. Столица сдалась, некоторые вассалы Кучума признали власть русских и поспешили доставить им продовольствие и дань царю.

К Ермаку не подошло подкрепление, а Кучум собрал новое войско. Перебив несколько небольших казацких отрядов, он осадил крепость Сибирь. Через месяц обороны казаки сами напали на врагов и обратили их в бегство. Однако через некоторое время Кучум заманил дружину Ермака в ловушку и в августе 1585 года, застав казаков ночью врасплох, перебил их.

Но Сибирское ханство было обречено. На восток двинулись новые отряды. Они основали на реке Туре город Тюмень, а в устье Тобола – Тобольск (в 1587 г.). Через 6 лет после гибели Ермака русские вновь обосновались на Иртыше.

Среди первых покорителей Сибири было немало беглых крестьян и разбойников. Все они подчинялись строгой воинской дисциплине и умели ладить с местным населением. Иначе сравнительно небольшие отряды не смогли бы установить свою власть в чужих краях, среди враждебного окружения. Дипломатия в подобных случаях важнее силы.

Ходили слухи, что у ханов имеется немало драгоценностей, а поклоняются они идолу из чистого золота. Предполагали, что находится языческое божество где–то в устье правого притока Иртыша Демьянки. Отряд казаков попытался найти его, захватил и разграбил поселение у Демьянки, но ничего ценного так и не добыл.

Только отдельные группы казаков действовали по–разбойничьи. В общем, началось не просто покорение, а открытие и освоение Сибири. На сторону русских переходили местные беки. А окончательное поражение Кучу–му в 1593 году нанесла объединенная армия казаков и татар.

Началось быстрое продвижение землепроходцев на восток. Прежде всего осваивалась юго–западная часть Сибири, долины рек Иртыша, Оби, а затем Енисея. Возникали все новые остроги–города: Тара на Иртыше и Сургут на Оби (1594); Нарын (1596), Кеть (1598), Томск (1604); Новая Мангазея или Туруханск (1610), Енисейск (1618), Красноярск (1628) на Енисее.

Проводились речные и морские экспедиции. Торговец Кондратий Курочкин с товарищами проплыли из Новой Мангазеи вниз по Енисею, вышли в море, свернули на восток и достигли устья реки Пясиды (Пясины) у полуострова Таймыр. Прямо на восток от Новой Мангазеи проторил путь Пенда (имя, совпадающее с названием оторочки из собольего меха на одежде). Он собрал отряд купцов–промысловиков, искателей приключений и легкой наживы. Летом 1620 года они отправились вверх по Нижней Тунгуске на нескольких стругах.

Со слов одного из местных старейшин в Мангазее распространились слухи, что восточней Енисея есть великая река, по которой ходят большие суда с колоколами и пушками.

Судя по всему, речь шла об Амуре, где плавали китайские корабли. Конечно, никто не знал, что от Новой Мангазеи до Амура тысячи километров – через горные хребты и речные долины.

Неведомыми для нас путями дошли эти слухи в суровые северные края. Остается только удивляться, как полтысячи лет назад информация, передаваемая от челрвека к человеку, от племени к племени, распространялась на огромные территории.

Возможно, Пенда и его товарищи надеялись наладить деловые отношения с народами, живущими на востоке. Однако по мере продвижения вверх по реке, места становились все глуше. Удавалось торговать, но порой приходилось и отражать нападения тунгусов.

В пути ставили зимовья, охотились, ловили рыбу. Умели договариваться с местными жителями, от которых узнали короткий путь через перевал к реке, направляющейся на восток. Так они на третий год достигли Лены, после чего на новых стругах поплыли вниз по течению. Река становилась все больше и полноводней, однако никаких судов с колоколами и пушками и в помине не было.

В 1632 году енисейский сотник Петр Бекетов избрал путь южнее того, каким шел Пенда. Он с отрядом направился по Алдану, правому притоку Енисея, перешел в долину Лены, проплыл по течению около тысячи километров и основал Якутский острог. Отсюда начались походы на север по Лене с выходом в Карское море и плаваниями вдоль его берегов, до устьев рек Яна, Индигирка. Вверх по Лене добирались до Байкальского хребта, где путь им преграждали непроходимые пороги.

Открытия землепроходцев и освоение новых территорий совершались не из любознательности (то же можно сказать о всех крупных достижениях эпохи Великих географических открытий). Они устанавливали на новых землях власть русского царя и накладывали на местное население дань, ясак" Вдобавок ко всему они были отчаянными людьми, любившими вольную жизнь.

Географы–исследователи появились в Сибири через столетие. И все–таки первые сведения о природе и населении этих мест добывали землепроходцы. Конечно же, сведения эти были очень приблизительными.

Например, на чертеже Сибири, составленном Петром Годуновым в 1667 году, когда казаки достигли Дальнего Востока, земли за Енисеем искажены до неузнаваемости. Телецкое озеро там значительно больше Байкала, Лена течет на северо–восток, Чукотки и Охотского моря вовсе нет, а Камчатку даже узнать нельзя и находится она южнее Якутска близ Амура.

 

Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика