Казаки в Якутске слышали рассказы местных жителей о "теплом море" за хребтами и реками, которое тунгусы называли "Ламу".

Отряд атамана Дмитрия Копылова из Томска спустился вниз по Лене, перешел в правый приток – реку Алдан и, поднявшись вверх, поставил острог. Отсюда к теплому океану отправились тридцать человек под командой Ивана Москвитина. Среди них был казак Нехорошко Колобов, позже написавший доклад – "скаску" об этом походе.

Дойдя по реке Юдоме до хребта Джуг–джур, русские перешли его и спустились в долину реки Ульи, где построили лодки и сплавились в 1639 году до "моря–окияна". Весь тяжелейший маршрут по таежным неведомым потокам и через скалистые горы прошли они всего за два месяца!

Разделившись на две группы, казаки по суше и по воде обследовали около 800 км западного морского побережья. Назвали они море Ламским. Позже укоренилось другое имя – Охотское, по–видимому, по острогу, поставленному в устье реки Охоты и ставшему опорной базой для морских походов.

Летом 1641 года Москвитин вернулся в Якутск, где сдал в казну 440 соболиных шкурок.

В том же году из Якутска вышел отряд Михаила Стадухина. Они посуху прошли верховье Индигирки – к Оймякону; перезимовав, сплавились по Индигирке и вышли к морю. В 1644 году достигли устья реки Колымы. Здесь Стадухин поставил Нижне–Колымский острог, базу для дальнейшего продвижения по морю и по суше на восток.

В 1646 году по маршруту, проложенному Москвитиным, прошел Алексей Филиппов с товарищами. Они проплыли вдоль северо–западной окраины Охотского моря, обнаружив лежбище моржей, протянувшееся "версты на две и больше". Казаки прожили на побережье три года, иногда отбивая нападения тунгусов.

Тем временем из Нижне–Колымска был направлен на юго–восток, к морю, отряд под командованием Семёна Моторы. На "захребетной реке Анадырь" он соединился с группой Семейки (Семёна) Дежнёва. Они собирали с местных жителей – юкагиров – ясак и "приводили их под царскую высокую руку".

На беду тем же путем двинулся отряд Михаила Стадухина. Он тоже требовал от юкагиров дань, чем вызвал их недовольство. Приходилось вступать в стычки с туземцами. При встрече с Дежнёвым Стадухин проявил свой крутой нрав и жадность. Дальше их пути разошлись.

Зимой стадухинский отряд перешел на лыжах и нартах в долину реки Пенжины, впадающей в Охотское море. Построив корабль, проплыли до Охотского острога.

А на северо–востоке, на подступах к Чукотскому полуострову, русские мореплаватели достигли Чаунской губы. Летом 1648 года из Нижне–Колымска на восток отправились семь кочей. Два из них были раздавлены льдами, еще два пропали без вести во время шторма в Чукотском море (не исключено, что их вынесло на американский берег). Дежнёву с товарищами удалось обогнуть каменный "Нос" и выйти из Северного Ледовитого океана в Тихий.

Другой коч – Федота Попова и Герасима Анкидинова – тоже был вынесен сильными ветрами в Тихий океан, но попал значительно южнее Дежнёва, на Камчатку. Перезимовав, мореплаватели по морю обогнули полуостров, но после второй зимовки частью умерли от цинги, частью были убиты туземцами.

В 1643 году якутский воевода Петр Головин направил за южные окраины известных русским земель Василия Пояркова. С ним было сто тридцать два казака и один–два десятка охотников и торговцев. Имели они одну пушку. Из Лены добрались до верховий Алдана. Часть людей осталась там. Поярков зимой с большинством казаков. перевалил Становой хребет, выйдя в бассейн реки Зеи, впадающей в Амур.

В низовьях Зеи встретились им поселки – сельскохозяйственные угодья. Местные жители – дауры – ходили в хлопчатобумажных и шелковых тканях китайского производства. Чтобы заставить туземцев платить ясак русскому царю, брали их знатных людей в заложники.

Плохие отношения с местными жителями сказались зимой. Поярковцам пришлось голодать за оградой острога, порой отбивая нападения дауров. Весной пришли лодки с пополнением и припасами. Поярку рискнул отправиться вниз по Зее. Оставалось у него менее ста человек. Они вышли к Амуру и продолжили путь. Встречали их враждебно. Однажды почти целиком был уничтожен отряд разведчиков, которых Поярков выслал вперед.

В устье Амура застала их поздняя осень. Казаки силой отбирали у гиляков ясак. Зимой опять голодали. Летом вышли в Амурский лиман, видя впереди на востоке берега Сахалина. Повернули налево, на северо–запад, и, держась берега, пересекли западную окраину Охотского моря. Устроили зимовку близ устья реки Ульи. Весной 1646 года отряд, от которого осталось всего пятьдесят два человека, перешел водораздел и вышел в бассейн реки Лены. Летом они вернулись в Якутск.

В своем отчете Поярков подчеркнул богатства пройденных им земель, советуя туда в походы ходить и ясак собирать, – "в том государю будет многая прибыль; потому что те землицы людны и хлебны и собольны".

Три года спустя в Якутске был сформирован хорошо вооруженный отряд под начальством Ерофея Павловича Хабарова–Святитского. В долине Амура они встречали много покинутых деревень. Оставив на зимовку часть своих людей, Хабаров с остальными вернулся в Якутск и набрал новый отряд. С ним пошло более двухсот человек. Хабаров действовал преимущественно силой, грабя дауров. Один из укрепленных поселков казаки взяли штурмом, убив около шестисот человек.

Увы, хозяйничание Хабарова перешло в разбой. Казаки побеждали численно превосходящие силы дауров, маньчжуров, но не смогли организовать деловых отношений с местным населением. Да и между собой захватчики не ладили. Когда часть отряда взбунтовалась и отправилась разбойничать самостоятельно, Хабаров напал на них и заставил подчиниться, казнив зачинщиков.

Послав царю доклад о своих успехах, присовокупив к нему ценные меха, Хабаров получил в ответ благодарность и награды. Однако на месте оценив обстановку, царский уполномоченный сместил Хабарова, приказал подвергнуть битью палками, арестовал и повез Москву. Правда, государь простил атамана, наградил деревнями и сделал боярином.

В дальнейшем царская политика на Дальнем Востоке была более разумной, с установлением нормальных отношений с живущими здесь народами.

 

Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика