В XVII и начале следующего века крупнейшие географические открытия на суше были сделаны русскими землепроходцами. После того как в Сибири были созданы опорные базы – остроги–крепости, появилась возможность планомерно обследовать огромные территории.

В 1695 году из Якутского острога в Анадырский был направлен атаман Владимир Васильевич Атласов. Ему поручили собирать ясак с чукчей, коряков и юкагиров.

Атласов отправлял в Москву обстоятельные отчеты о своей деятельности, в которых сообщал сведения о природе и населении тех мест, которые посещал. Судя по всему, на Камчатке в те времена обитали десятки тысяч людей. В некоторых речных долинах поселки располагались густо, через 2–3 километра.

Не всегда удавалось Атласову собирать дань "ласкою и приветом". Например, встретив "бородатых курильских мужиков" (из племени айнов, древних жителей Японии, Сахалина), русские не смогли с ними договориться. Завязался бой, был захвачен поселок айнов. Но тут оказалось, что у них нет никаких богатств, соболя и лисицу они не промышляли.

За пятилетний поход из Якутска в Анадырь и на Камчатку отряд Атласова прошел около 11 тыс. км – по рекам и таежным тропам, через горы и топи. А. С. Пушкин назвал Владимира Васильевича "камчатским Ермаком".

Русские отряды, приходя на Камчатку, стали порой грабить местных жителей. Не было согласия и среди начальников. Многие казаки не желали поступаться своими вольностями. В одной из "разборок" в начале 1711 года Атласов был предательски зарезан.

И все–таки постепенно шло освоение и изучение Дальнего Востока. Совершались плавания к островам Курильской дуги. В 1719 году первые суда пересекли Охотское море. По приказу Петра I в эти края направили молодых геодезистов И. М. Евреинова и Ф. Ф. Лужина. Им следовало составлять карты.

Петр I (незадолго до смерти) предложил начинать исследования с Камчатки и в первую очередь выяснить соотношение Азии с Америкой, место их максимального сближения. Начальником экспедиции назначили опытного морехода, выходца из Дании Витуса Беринга, а его помощником – лейтенанта Алексея Ильича Чирикова.

Путь на санях, телегах, лодках через всю восточно–европейскую и сибирскую Россию занял два года. Наиболее трудными были последние полтысячи километров: зимой впроголодь, без дорог, впрягаясь в сани, на которых везли тяжелые грузы. После стоянки в Охотске переправились через Охотское море, построили бот "Святой Гавриил". На нем из устья реки Камчатки пошли вдоль берега полуострова на северо–восток, за Анадырским заливом открыли залив Креста и бухту Провидения. Перед входом в пролив (Берингов) открыли остров Святого Лаврентия.

Следуя дальше на север, экспедиция не встретила земли. Чириков предложил направиться на запад до устья Колымы, но остался в меньшинстве. Решено было возвращаться. На обратном пути они открыли остров Святого Диомида.

На следующий год Беринг сделал попытку достичь Америки, но не был настойчивым и повернул назад, не добившись цели. Он отбыл в Петербург. В его отсутствие исследование пролива завершили подштурман Иван Федоров и геодезист Михаил Гвоздев. Они близко подходили к американскому берегу и составили первую карту территорий и акваторий между Аляской и Чукоткой.

Тем временем в Петербурге организовали новую крупную экспедицию под руководством Витуса Беринга. Его помощником снова был Алексей Ильич Чириков. В нее входил специальный отряд научных работников, представленный Петербургской академией наук. Его так и называли: Академический отряд Великой Северной экспедиции.

Переезд и подготовка к походу заняли около восьми лет. Беринг не отличался торопливостью, да и большое количество подчиненных требовало основательной организации предприятия. Наконец пришли в Охотск и оборудовали два экспедиционных судна: "Святой Петр" и "Святой Павел". На восточном берегу Камчатки у Авачинской губы гавань, где перезимовали корабли, назвали их именами – Петропавловской. Позже там вырос город.

Летом 1741 г. отправились в плавание: Чириков на "Святом Павле", Беринг – на "Святом Петре". Суда были достаточно крупные, водоизмещением 100 тонн, с командами по семьдесят пять человек. Поначалу пошли на юго–восток, затем на восток, но нигде не обнаружили даже острова. Затем пути кораблей разошлись.

Беринг в середине июля достиг американской земли, увидев издали заснеженные горные вершины. Высочайшую из них назвали горой Святого Ильи (так же, как весь хребет). Корабль шел вдоль берега. В команде появились заболевшие цингой.

Молодой ученый Георг Стеллер предлагал провести исследования открытой земли. Но ему разрешили только небольшие экскурсии. Как он горько шутил: "Потратили десять лет на подготовку, а на изучение натуры и десяти часов не дают".На обратном пути открыли несколько островов. Один из них нарекли Туманным (позже по предложению английского капитана Д. Ванкувера он стал островом Чирикова). Первым из команды умер матрос Никита Шумагин. Его похоронили на острове, сохранившем его имя навеки. Здесь же русские впервые встретили алеутов.

Двинулись на запад вдоль Алеутских островов, принимая их за берега Америки. Погода была ненастной, моряки мучились от холода, сырости, недостатка еды и питья; многие были больны. Встретив землю, решили, что это Камчатка. Трудно было отыскать гавань.

Бросили якорь вблизи скал, но лопнул канат. На их счастье, сильная волна пронесла корабль над рифами и опустила близ берега.

Решили устроить зимовье: наступил ноябрь. Всего десять человек оставались здоровыми. Они перенесли на сушу провиант, больных. Выкопали землянки. Один за другим умирали тяжелобольные. 8 декабря пришел срок Витусу Берингу. Его ожидала громкая посмертная слава: в его честь были названы море, пролив, остров.

(В действительности первыми в 1648 году обогнули северо–восточную окраину Азии по морю и открыли здесь два острова Семён Дежнёв и Федот Попов; они же первыми из европейцев вышли в море, омывающее Чукотку, Камчатку и Аляску. Карту пролива, разделяющего Америку и Азию, первыми составили Иван Федоров и Михаил Гвоздев).

Оставшимися членами экипажа "Святого Петра" руководил лейтенант Свен Ваксель (при нем оставался десятилетний сын Лоренц). Они охотились на морского зверя. Били, в частности, крупных и безобидных морских млекопитающих, названных стеллеровой морской коровой (по праву их открывшего и изучавшего Георга Стеллера). Увы, их полностью истребили в XIX веке.

Весной надо было бы покинуть остров, но корабль находился в плачевном состоянии. Все плотники умерли. Казак Савва Стародубцев сумел построить бот длиной 11 м. В начале августа спустили его на воду, 13 августа отошли от острова, тесно усевшись: их было сорок шесть человек. Через четыре дшГувидели берега Камчатки. Из–за штиля пришлось идти на веслах. За две недели они добрались до Петропавловска.

Плавание "Святого Павла" прошло тоже не без трагических происшествий. 16 июля они увидели острова близ американского берега, на одном из них высадили для разведки на лодке одиннадцать вооруженных людей. Когда те не вернулись – еще четырех. Все пятнадцать пропали без вести. Не стало и лодок. Без них нельзя было высаживаться на берег хотя бы за пресной водой.

Чириков решил повернуть назад. Плавание проходило при частых туманах, неблагоприятных ветрах и штилях. Переход до Петропавловска занял десять недель. Попутно открыли несколько островов.

Первое в истории описание северо–западного берега Америки дал именно Чириков. Летом следующего года он снова отправился на восток, побывал около ряда островов (в том числе и у того, где оставались еще люди команды Беринга), надеясь обнаружить пропавших товарищей, но ни с чем вернулся на Камчатку.

Примерно в те же годы проходили морские русские экспедиции от Южной Камчатки к берегам Японии. Плавали эскадрой в три–четыре корабля. Из–за неумелого руководства капитана Мартина Шпанберга корабли проводили свои маршруты в основном порознь. Наибольших успехов добился выходец из Англии Вилим Вальтон. Он прошел вдоль восточных берегов крупных Японских островов Хоккайдо и Хонсю. Экспедиция впервые достигла Японии, исследовала берега Сахалина, многих Курильских островов; были составлены первые, пусть и неточные, карты этих акваторий.

Трудней проходили исследования северной азиатской окраины России и поиски прохода через моря и проливы Северного Ледовитого океана. Отряды казаков в некоторых случаях выходили к берегу моря, помогая морякам ориентироваться и снабжая их провиантом. В 1736 году геодезист Василий Селифонтов от устья Печоры добрался на оленях до Оби, осмотрев и нанеся на карту контуры полуострова Ямал. На следующий год обогнул по морю Ямал отряд под командованием лейтенантов Степана Малыгина и Алексея Скуратова. Они прошли между этим полуостровом и островом Белым (пролив Малыгина).

Непросто сложилась судьба лейтенанта Дмитрия Овцына – командира отряда, обследовавшего более восточный участок. Ему удалось, пройдя Обскую губу, выйти в Карское море, открыть пролив между островами Оленьим и Сибирякова (пролив Овцына). Из устья Енисея он продолжил плавание вверх по реке и после зимовки завершил маршрут в Енисейске. Отсюда с докладом отбыл в Петербург, но был арестован (по–видимому, за долгие беседы с ссыльным князем Долгоруким). Его разжаловали в рядовые, отправили в Охотск. Под командованием Беринга он плавал на "Святом Петре", перезимовал на острове, вернулся на Камчатку и получил разрешение отправиться в Петербург, где был восстановлен в звании.

От устья Лены до берегов Таймыра вел исследования отряд под руководством лейтенанта Василия Прончищева (его спутницей была жена Мария). Они прошли на шлюпе от Якутска до устья Лены и достигли реки Оленек, где зазимовали. Условия были трудные, питание однообразное. Прончищев заболел цингой. Они продолжили движение на запад до реки Анабар, открывая острова. У берегов Таймыра сплошные льды преградили им путь.

Состояние Прончищева ухудшилось. Командовать судном стал штурман Семён Челюскин. Осенью Прончищев умер. Жена Мария пережила его на две недели. Она была первой полярной исследовательницей.

Начальником отряда с 1739 года назначили лейтенанта Харитона Лаптева. Он проводил обследование Таймыра и с моря, и по суше. Самую северную точку полуострова первым увидел и отметил на карте Семён Челюскин. 8 мая 1742 года он записал: "Сей мыс каменный, приярый (крутой), высоты средней, около оного льды гладкие и торосов нет". Мыс назвал он Восточно–Северным, теперь – Челюскин.

Наконец четвертый отряд экспедиции, руководимый лейтенантом Петром Ласиниусом, начав плавание в Якутске и пройдя устье, повернул направо, на восток. Ему достался огромный участок – больше чем у тех других, вместе взятых. Была поставлена задача – пройти от реки Лены до пролива, ведущего в Тихий океан.

Судя по такому заданию, в Адмиралтействе и среди научных консультантов оставались сомнения в результатах плаваний Дежнёва и Беринга. А расстояние от устья Лены до пролива предварительно оценивалось с уменьшением в два–три раза.

Плавание Ласиниуса завершилось трагически. Летом 1735 года они отправились в путь. Попытались плыть вдоль берега, но постоянно встречали льды. С 7 августа за десять дней прошли всего около 200 км на юго–восток. Начались сплошные ледяные поля. Пришлось устраивать зимовку в устье реки Хараулах. В конце года умер Ласиниус. До лета погибло еще тридцать четыре человека. Спасти удалось только девятерых.

Новым начальником назначили Дмитрия Лаптева (двоюродный брат Харитона). Он проводил морские и пешие походы, попробовал пробиться в открытое море, но был остановлен льдами. Летом 1740 года его группа на боте прошла от Индигирки до Колымы. Перезимовав в Нижне–Колымске, они попытались пройти морем на восток, но вновь помешали льды. Пришлось на оленях и собаках совершить переход через Колымский хребет и по реке Большой Анюй добраться до Анадыря.

На следующий год он повторил маршрут в обратном направлении и через Якутск приехал в Петербург.

Так был завершен первый этап великой сибирской эпопеи. В общих чертах северная окраина Азии была пройдена и обследована.

 

Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика