Эта огромная территория занимает западную часть нашей страны. С севера на юг (по меридиану или долготе) она простирается на 2,5 тысячи километров, с востока на запад (по параллели или широте) на 1 тысячу километров. На севере она ограничена Баренцевым, Белым и Печорским морями на востоке – Уральским хребтом, на юге – Кавказскими горами.

К западу российская часть равнины переходит на территорию Финляндии, прибалтийских стран, Беларуси, Украины. Здесь границы не природные, а государственные, сложившиеся в результате исторических процессов.

На юге равнины находится ее самая низкая точка – в Прикаспийской впадине: –28 м (то есть ниже уровня Мирового океана). А сравнительно недалеко, за южной границей равнины – высочайшая вершина России: гора Эльбрус на Большом Кавказе – 5642 м. Такое соседство показывает, что в этом регионе происходят активные геологические процессы – опускание и поднятие земной коры.

Остальная территория Восточно–Европейской равнины тоже испытывает колебания, но очень медленные. Их скорость редко превышает 4–6 мм в год. Величина ничтожная. Для нас она совершенно незаметна и определяется только с помощью точнейших приборов. Однако земная кора живет по своим законам, в масштабе непривычного нам времени и в течение долгих геологических периодов.

Давайте прикинем, на какую высоту поднимется или опустится местность, если движение будет происходить со скоростью 3 мм в год. За сто лет это составит лишь 30 см. А за 10 тысячелетий? Тоже не очень много – 30 м. Но ведь геологические периоды продолжаются значительно дольше. Так что за 10 миллионолетий даже при очень медленных вертикальных движениях возникнут горы высотой... 30 км! (или провал такой же глубины).

Подобных гор и впадин на нашей планете нет. Почему? Причин несколько. Не углубляясь в теорию, упомянем две из них.

Во–первых, поднятые участки разрушаются внешними силами. Как говорят, происходит эрозия (по–латыни – "разъедание"). А во впадины переносятся продукты разрушения; идет аккумуляция, отложение осадков.

Во–вторых, со временем воздымание поверхности может смениться опусканием и наоборот. Это подобно пологим волнам в море, но только происходит чрезвычайно медленно.

В настоящее время район Санкт–Петербурга, а также полоса от Бологого через Москву до Тулы и на запад к Великим Лукам опускается наиболее быстро – 2–4 см в десятилетие. Южнее Пскова, Вязьмы и Курска, у Ростова–на–Дону находятся зоны поднятия.

Таковы, повторю, современные движения земной коры. Они могут через какое–то время, возможно, через тысячелетия, измениться.

Восточно–Европейская равнина расположена на платформе того же названия. Бурные геологические процессы завершились здесь примерно 570 миллионолетий назад, а местами, на севере, на 100 миллионов лет раньше.

В районе Кольского полуострова и южнее, в Карелии, древнейшие горные породы выступают на поверхность. На остальной территории – перекрыты чехлом осадочных, главным образом морских отложений. Они наиболее глубоко (до 8 км) погружены в Московском регионе. Эту структуру называют Московской котловиной (складка пластов горных пород, обращенная выпуклостью вниз).

Другие прогибы фундамента, заполненные осадками, – в районе Ростова–на–Дону и Кубани, а наиболее глубокий – в Прикаспии. Перед Кавказскими и Уральскими горами тянутся краевые прогибы.

В некоторых местах фундамент приподнят, например, в районе Воронежа.

Там, где накоплены толщи осадочных пород, содержащие много остатков древних организмов, при благоприятных подземных условиях образуются залежи угля, нефти и горючего газа. Их называют углеводородным сырьем.

Сложные соединения углерода и водорода – основа живых тканей. Когда слои с органическими остатками погружаются на несколько километров, в них происходят химические реакции под действием тепла и давления, а также подземных вод.

Жидкие и газообразные углеводороды "выжимаются" из осадков. По трещинам и порам горных пород они поднимаются вверх, пока не встретят непроницаемый слой – "покрышку".

Если он имеет вид купола (антиклинальной складки), под ним образуется скопление нефти или газа. Такие структуры называют "ловушками".

В результате подобных процессов твердые углеводороды образуют месторождения угля, жидкие – нефти, газообразные – горючих газов.

На Русской равнине условия, наиболее благоприятные для накопления углеводородного сырья, имеются в глубоких прогибах. С давних времен было известно о существовании залежей нефти в Предкавказском прогибе, на Таманском полуострове. В этих местах действуют грязевые вулканы, извергающие кроме разжиженных глинистых масс горючий газ и мазут.

В Предуральском краевом прогибе месторождения нефти и газа "спрятаны" более надежно. Чтобы открыть их, необходимы были предварительные теоретические прогнозы, исследования с помощью геофизических приборов, бурение глубоких скважин при учете данных геоморфологии.

В огромной Московской синклинали геологическая обстановка оказалась благоприятной для образования залежей бурых углей. Правда, сгорая, они дают много отходов и сравнительно мало энергии. Есть в Подмосковье и месторождения фосфоритов, ценного сырья для производства удобрений. Они тоже образовались на месте скопления организмов, но содержащих меньше углерода, а больше фосфора.

На крайнем северо–востоке равнины между рекой Печорой и Уралом расположены Печорский каменноугольный бассейн, а также Тимано–Печорский нефтегазоносный район. Южнее, в Предуралье, находятся крупные пласты каменной соли. Состоящая из хлористого натрия соль – привычная нам пищевая, поваренная. А хлористо–калиевая, калийная, является удобрением.

В центре Русской равнины в районе Курска более ста лет назад было отмечено странное явление: стрелка компаса здесь колеблется, отклоняется от направления магнитных линий земного шара – с севера на юг. Место так и назвали: Курская магнитная аномалия. В трудные 1920–е годы, сразу после Гражданской войны, в этом районе провели геологическую разведку. Были обнаружены мощные залежи магнитного железняка. Они образовались очень давно, более миллиарда лет назад (потрудились бактерии, накапливающие железо).

В пределах обширной равнины имеются заболоченные и озерные низины, а также возвышенности. Крупнейшие из них: Средне–Русская, Валдайская, Приволжская, Тиманский кряж. Эти места живописные, радующие глаза грядами холмов, уходящих вдаль. Порой между ними блеснет зеркало озера, отражающее небо. Заросшие лесом овраги врезаются в пологие возвышенности.

Реки подмывают высокие берега, образуя крутые уступы. Они неустойчивы, обрушиваются, сползают вниз. Когда встречаются плотные скальные породы, возникают обрывы, утесы. Таковы Жигулевские горы в среднем течении реки Волги. Конечно название не совсем точное, потому что хотя их самая верхняя точка достигает 370 м, основной массив значительно ниже.

В тех местах развито опасное явление – карст: текучие воды размывают податливые горные породы, создавая пробоины, воронки, провалы, пещеры.

Мне пришлось вплотную познакомиться с карстом в районе Жигулей, у города Новокуйбышевска. Здесь стали строить химический комбинат. Почему–то геологи не обратили внимание на то, что вся площадка в рытвинах, впадинках. Пробурили скважины, ничего тревожного не обнаружили. А когда начали рыть котлованы, встретили крупные трещины, полости. Попытались залить их цементом, а он чаще всего уходил вглубь.

Предполагалось сливать жидкие отходы в овраги. Но когда я спустился в него, то наткнулся на карстовые провалы – геологи не заметили их в зарослях кустов. Значит, вредные отходы производства по карстовым пустотам могли бы попасть в водоносные горизонты, а оттуда и в Волгу.

Вот какие неприятности возникают, когда специалисты не обращают внимания на геоморфологию и забывают о том, что многие города в Поволжье и Предуралье страдают от карста. Бывали случаи, когда из–за него проваливались или разрушались сооружения, целые кварталы.

Нет оснований считать горами московские Воробьевские (Ленинские) горы. Они поднимаются над урезом воды не более чем на 100 м. Взбираясь от Москвы–реки по оползневым уступам, заросшим лесом, нетрудно вообразить себя на горном склоне. Но выбравшись наверх, видишь, что находишься на равнине в черте города, где высятся величественные корпуса Московского государственного университета.

Появились возвышенности из–за местных подъемов земной коры. Мы ведь уже говорили, что поверхность любых равнинах постоянно колышется. Причины таких движений до сих пор не выяснены.

В некоторых случаях, все–таки, кое–что можно сказать о происхождении крупных неровностей рельефа. Помогают в этом, например, валуны – крупные камни, нередко с оббитыми краями, иногда как будто окатанные. По составу они совершенно не похожи на местные горные породы, а потому прежде назывались "бродячими".

 

Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика