Эта равнина занимает по величине третье место в мире после Амазонской и Восточно–Европейской. Ее площадь около 2,6 млн. квадратных км. С запада на восток, от Урала до реки Енисей и Среднесибирского плоскогорья она протянулась на 1900 км, а с севера на юг, от Карского моря до Алтайских гор и Казахского мелкосопочника, на 2500 км.

Рельеф на всем этом пространстве удивительно однообразен. В отличие от Восточно–Европейской равнины здесь нет крупных возвышенностей. Лишь в средней части тянется полоса невысоких холмов – Сибирских увалов. В общем, низменность подобна гигантскому плоскому блюду, слега наклоненному на север.

Такой она была не всегда. Около 300 миллионолетий назад на ее месте возвышалась горная страна. Однако со временем земная кора успокоилась, горы начали разрушаться, а текучие воды и морской прибой сгладили рельеф. На этом плоском фундаменте наслаивались осадки. Он постепенно опускался. 25 миллионов лет назад началось поднятие Западно–Сибирской плиты. Моря отступили, образовалась суша.

В ледниковый период уровень Мирового океана понизился на несколько десятков метров. Так произошло потому, что вода на создание ледников поступала на сушу из океана, и ее количество было огромным. Море ушло с низменности. Ледники не оказали на нее заметного влияния; они накапливались главным образом в Северной Европе. Без них рельеф Западно–Сибирской равнины так и остался невыразительным, однообразным.

Но внешние признаки обманчивы. Геологи догадывались, что отложившиеся на этой территории осадки мощностью примерно 3–5 км должны таить в себе немалые минеральные богатства. Особенно это относится к слоям, накопившимся в мезозойскую эру, когда на Земле обитали звероящеры, а в теплых морях водилось множество разных моллюсков, в том числе вымерших позже аммонитов.

Еще в 1932 году академик Иван Михайлович Губкин предположил, что мезозойские отложения, угленосные в краевом Уральском прогибе, далее на восток должны содержать нефть. Но в каких местах бурить скважины и до какой глубины? Как догадаться, где под землей находятся изгибы слоев, в которых скопилась нефть? С поверхности – плоская равнина и больше ничего.

Провели сейсмическую разведку (от греческого слова "сейсмос" – сотрясение земли). Для этого устраивали взрывы. С помощью специальных геофизических приборов улавливали эхо от них, отраженное пластами горных пород. Результат – своеобразное "просвечивание недр".

После математической обработки этих данных прояснилась картина подземного мира, распределение пород разной плотности. Там, где вырисовывались вершины антиклиналей, и следовало бурить разведочные скважины. Это было сделано в 1943 году, в разгар Великой Отечественной войны (наш народ и правительство верили в победу). Однако четыре скважины оказались "пустыми", без нефти.

Через пять лет были намечены более широкие и разнообразные работы – геофизические и буровые. Стали составлять геологические карты и уточнять строение недр. Осенью 1953 года произошло знаменательное событие: жителей таежного приуральского поселка Березово разбудил взрыв. Земля гудела и грохотала, сверху обрушилась горячая вода с глиной и песком.

Так вырвался на свободу нефтяной газ. Он, как сказочный демон, вывернул тяжеленные стальные буровые трубы, а инструмент весом в три тонны забросил далеко в тайгу. К счастью, катастрофа обошлась без жертв, а геологов она обрадовала. Это был сигнал из недр: в Западной Сибири есть нефть и газ.

Поиски залежей углеводородов проходили в тяжелых условиях: бездорожье тайги и болот, комар и гнус, суровый климат. За 10 лет разведки было затрачено почти пять миллиардов рублей. Казалось – все усилия были напрасны. И все–таки ученые продолжали верить теоретическим прогнозам. И наконец–то в 1960 году – победа! Из сибирской земли ударил первый нефтяной фонтан.

На следующий год в районе среднего течения Оби открыли Мегионское и Усть–Балыкское месторождения нефти. Затем на севере Тюменской области – Тазовское месторождение газа. Открытия следовали одно за другим. Теперь геологи уверенно ориентировались в подземных тайниках. На Западно–Сибирской низменности появились новые дороги, поселки, города, нефте– и газопроводы. К концу 1980 года отсюда поступала половина всей нефти, добываемой в СССР. А в XXI веке сибирский газ и нефть стали для России одним из важнейших источников получения доходов.

Надо только иметь в виду, что даже гигантские месторождения со временем истощаются. Их восполнение в природных условиях идет слишком медленно. Необходимо бережно относиться к ним и разумно использовать доходы от продажи сырья. Что это значит? Прежде всего, направлять их на развитие других отраслей производства и сельского хозяйства, на благоустройство городов и поселков, строительство дорог.

И еще одно важное обстоятельство. Многие сооружения нефтегазового комплекса Западной Сибири отрицательно воздействуют на окружающую среду. Протаивает вечная мерзлота (она, как мы знаем, вовсе не вечная, а многолетнемёрзлая). Образуются провалы, озера, болота. Загрязняется и засоряется поверхность земли. Из–за крупных откачек она, вдобавок, опускается. Это происходит на обширной территории и всерьез нарушает природные условия.

 

Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика