Для специалистов, работающих в школе, не секрет, что часто ребенок вынуждении общаться со школьным психологом не по своей воле. Запрос на диагностику может поступить от любого учителя, иногда от классного руководителя, реже – от родителя ученика, редко учитывается мнение самого ребенка. В глазах взрослых он представляет собой досадную помеху, рассматривается как объект воздействия. Если с детьми младшего школьного возраста легче вступить в контакт, используя игровую ситуацию, то с подростками договориться о сотрудничестве гораздо сложнее.

Психологу важно помнить, что без искренней заинтересованности ребенка в совместной деятельности, сложно полноценно отреагировать на подобный запрос учителя. В лучшем случае подросток формально ответит на вопросы психолога, в худшем – проигнорирует или начнет провокативно себя вести. В результате ни педагог, ни психолог, ни ребенок не будут довольны подобным взаимодействием.

Подросток непрост в общении: ребенок оценивает себя как взрослого и на любые попытки обращения к его детской стороне реагирует, как правило, негативно, при этом апелляция к разуму, долгу, разговор "на равных” далеко не всегда уместны.

Конечно, психолог может не занимать директивную позицию, применять активное слушание и постепенно завоевывать доверие подростка. Но часто сами психологи поставлены в условия, когда время ограничено, а результат нужен "еще вчера”. Да и заговорит ли сам подросток? "Вам надо, вы и говорите”, "что вы все ко мне пристали?”, "опять эти тесты дурацкие?”, "я не псих, чтоб к психологу ходить” – кто из психологов не слышал подобных слов?

Полезным будет сыграть на опережение, проговорить за подростка те чувства и эмоции, которые, возможно, он испытывает. Конечно, подобные действия будут лишь началом, но если ребенок начал слышать вас, пошел на контакт, то важно дать ему понять, что психолог не старается его переделать, а может помочь, что от этих встреч будет результат, обратная связь, что ученик узнает о себе что-то, будет услышанным и понятым.

Переход от беседы к диагностике лучше сделать игровым, например, хорошо в этом плане применить цветовой тест Люшера. Для подростка он и тестом не выглядит, так, баловство, зато тут же полученная обратная связь от психолога может сильно удивить и заинтриговать его. Доказать, что тесты могут рассказать что-то важное и нужное о нем лично.

На консультации важно узнать, чем помимо школы интересуется подросток. В соответствии с его интересами давать домашние задания, которые он будет выполнять между сессиями. Конечно, подобный подход требует большой гибкости от психолога, умения импровизировать, но в целом, несмотря на подобные издержки, ориентир психолога на цели и задачи в работе остается неизменным.

В целом любое привлечение в работу с подростком знаний о современном мире, моде, технологиях, фильмах и книгах будет помогать психологу наладить контакт и улучшить качество взаимодействия, ведь играть психолог будет на знакомом поле для ученика. Чтобы избежать роли еще одного взрослого, который ничего не понимает, психологу необходимо приготовится к длительной проверке от самого подростка.

В завершение хотелось бы напомнить о таком немаловажном моменте в работе с подростками, как событие. Часто психологи оказываются в ситуациях, когда поступает запрос на срочное изменение поведения, психолога просят что-то сделать. Однако в работе с подростками метод "пришел-увидел-победил” не срабатывает, поэтому важно настроить себя, ученика и других заинтересованных лиц на длительную работу. Тогда и отношение к подростку будет личностным и появится возможность установить подлинные доверительные отношения, которые важны для обеих сторон.

Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика