Сливаться или сочетаться

(Сказка-быль в орфоэпических тонах)

 

Буквы С и Ч из слова исчезать стали испытывать сильное беспокойство по поводу своей дальнейшей судьбы и решили, что назрела необходимость разобраться в происходящем. Дело в том, что раньше по правилам, освященным традицией, на месте сочетания сч безоговорочно работал звук [–ш’], но в последнее время на этом месте в речи все большего числа говорящих выскакивают два звука [с] и [ч], соответствующие буквам слова.

Буквы решили пригласить авторитетных экспертов для проведения расследования и вынесения решения, как лучше: по-старому, как в правилах написано, или по-новому, не обращая внимания на особенности произносительных норм, которые, конечно же, от правил написания отличаются.

В качестве первого эксперта решено было пригласить Человека.

– Будьте любезны, Человек, не могли бы вы помочь нам? – обратились к нему буквы.
– У меня мало времени. Ради чего я должен тратить то, что мне так дорого?
– Ради культуры и ради истины.
– О, это высокие цели. Пожалуй, я готов согласиться.
– Благодарим вас, дело, о котором мы вас просим, не отнимет у вас много времени.
– Что я должен делать?
– Мы просим вас произнести несколько звуков и описать, как это делается.
– Приступим?
– Произнесите, пожалуйста, сначала сочетание звуков [с] и [ч], а затем звук [–ш’]. Опишите, какие органы участвуют в произнесении этих звуков.

 



– Так, произнесем [сч’]: кончик языка свободен, а края передней части языка прижимаются к альвеолам за верхними зубами, образуя щель, через которую я пропускаю воздушную струю; потом мне нужно быстро сдвинуть кончик языка, упереть его в альвеолы, причем постараться прижать не самый кончик языка, а занять работой довольно приличную площадь передней части языка и затем произвести взрыв, начало которого несколько напоминает шипение; разрыв – и тишина.
– Благодарим вас. А другой звук?
– Пожалуйста: [–ш’–ш’–ш’...] – мои артикулирующие органы расположены почти так же, как при произнесении [с], но язык при этом более плоский, поэтому щель между альвеолой и боковыми сторонами языка чуть-чуть изменила форму. А впрочем, произносить этот звук я могу долго, сколько воздуху хватит; это легко.
– Спасибо, спасибо, вы нам очень помогли.
– До свидания, – сказал Человек, скрываясь из виду.
– До свидания, – прокричали ему вдогонку буквы. – Итак, мы выяснили, что произносить [–ш’] в слове [и–ш’эизал] гораздо легче, чем сочетание звуков [сч]: [исч’эизал]. Выходит, что тот, кто тратит больше труда, просто-напросто не знает, что возможно облегчить себе жизнь, что это разрешено!
– А действительно ли разрешено? Кем, когда? – вдруг заволновались обе буквы. – Нужно обратиться к Истории.

Толстый том Истории русского литературного языка (второй эксперт) поведал буквам о том, что изменения в произношении происходят в истории языка постоянно и незаметно для одного поколения носителей языка. С течением времени изменения отражаются в написании. Но произношение менялось всегда быстрее, чем написание. Потому что написанию слов учатся, перенимая то, что уже принято писать, сохранено, стало традицией. Поэтому ускоренный темп изменений в произношении по сравнению с правописанием становился заметен только тогда, когда несоответствие произношения написанию подталкивало писца сделать в слове ошибку. Зато историк, сопоставляющий написания различных эпох, подмечает ошибки, сравнивает их и делает интересные открытия.

 


 

Так была открыта и история звука [–ш’]. Праславянский язык (это язык–прадедушка русского языка) в числе фонем, унаследованных от своего предка индоевропейского языка, не получил фонему <–ш’>. Звук [–ш’] возник как раз в эпоху праславянского языка из сочетаний некоторых звуков в определенных грамматических позициях. Следы этого процесса мы до сих пор можем наблюдать в чередованиях согласных в таких словах, как свет – освещение ([–ш’] возник из сочетания [т + й]), простить – прощение (из сочетания [с + т’]), то же у слов мстить – мщение, в словах искать – ищу ([–ш’] – из сочетания [с + к]).

Итак, изначально в русском языке звук [–ш’] – звук-заместитель сочетания согласных. Только в современном русском языке фонема <–ш’> обозначается как буквой щ, так и сочетанием букв сч, находящихся на стыке морфем (ис-черпать, рас-ческа, рас-чистить и т.д.) и там, где стык морфем современным человеком уже не ощущается (например, в слове с-частье), а в некоторых словах по традиции пишут совсем другие буквы, а произносится на этом месте звук [–ш’]: мужчина [муш’инъ].

Значит, звук [–ш’], как разрешено самой Историей русского литературного языка, можно произносить и там, где написано щ, и там, где написано сч, и где написано жч. Со звуком [–ш’] на месте сч произносятся слова расчет, рассчитывать, бесчестный, исчезнуть, исчислить, разносчик, подписчик, заказчик, образчик, извозчик, указчик, перебежчик, заносчивый, привязчивый. Так удобнее и правильнее!

Но не так-то все просто. Напоследок История добавила: «В связи с тем, что звуки [ш], [ж] и [ц] возникли в русском языке как исконно мягкие звуки, их личная история – это история отвердения».

– К чему это она? – поинтересовалась одна буква у другой.
– К тому, что тенденция отвердения шипящих каким-то образом может влиять на уменьшение числа позиций реализации фонемы <–ш’> в современном русском языке.
– А не кажется ли тебе, что никакая это не тенденция, а самое элементарное невежество – произносить буквы, а не звуки, не знать, что, помимо орфографических правил, есть еще на свете орфоэпические нормы? – справедливо, на наш взгляд, возмутилась какая-то другая буква.
– Давайте договоримся произносить на месте сч звук [–ш’] – так правильнее и проще, а еще красивее.

 

Потренируйтесь:

росчерк, подписчик, исчерпать, заказчик, рассчитать, счастье, указчик, расчет, бесчисленный, разносчик, мужчина, исчезнуть, образчик, исчахнуть, заносчивый, исчислить, привязчивый.

Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика