Ударение – это просодическое выделение одного слога из группы слогов. В языках используются следующие приемы выделения: интенсивность артикуляции, долгота произношения гласного или движение голосового тона на ударном гласном.

 

Место ударения в слове может быть фиксированным или нефиксированным (от нем. fixieren, из франц. fixer, которое, в свою очередь, из лат. fixare – оставлять неподвижным).

 

Так, в чешском языке ударение всегда на 1-м слоге, а в польском – на предпоследнем.

 

Русский язык – язык с нефиксированным, подвижным ударением. В разных формах одного и того же слова ударение может быть на любом слоге, может даже уходить за пределы слова. Например: рука', ру'ку, на'руку. Благодаря способности передвигаться ударение в русском языке играет большую роль в грамматике, различая грамматические формы слов:

 

например, руки' – ру'ки (падеж и число),

 

насы'пать – насыпа'ть (вид глагола) и т.п.

 

Ударение может служить средством различения лексических значений слов:

 

за'мок – замо'к,

 

му'ка – мука' и т.п.

 

Разноместность и подвижность русского ударения способствуют появлению акцентных вариантов слов, что, естественно, представляет определенную проблему при усвоении учащимися орфоэпических норм.

Заметим, что причины изменения места ударения могут быть вызваны как эволюцией самой языковой системы, так и влиянием на язык различных внешних факторов (нормы произношения заимствованных слов, диалектные особенности и т.п.)

Русское ударение – наиболее сложная для усвоения область русского языка, отличающаяся большим количеством произносительных вариантов, разноместностью и подвижностью. Разноместность и подвижность, историческая изменчивость произносительных норм приводят к появлению у одного слова акцентных вариантов. В школьной практике определенную трудность представляет усвоение слов с подвижным ударением, причем подвижность ударения может как сочетаться с колебаниями ударения в отдельных формах, так и проходить по всей системе форм. При работе над усвоением акцентологических норм необходимо помнить о тех отдельных формах или всей системе форм, которые находятся за пределами литературной нормы.

Рассмотрим некоторые причины смещения акцентологических норм в речи учащихся профессионального училища, а именно – произносительные особенности 100 респондентов, показавших те или иные отклонения в соблюдении акцентологической нормы (исключив респондентов с нормативным произношением или близким к нормативному произношению).

 

Влияние территориального диалекта и языковые контакты

Основными причинами нарушения нормы ударения мы можем назвать влияние территориального диалекта и межъязыковые контакты. Учащиеся профессионального училища проживают в Уфе (преимущественно в Демском районе), в небольших городах и деревнях Башкирии. Среди них есть потомки русских переселенцев, не сохранивших системных диалектных особенностей, свойственных русским окающим и акающим говорам.

Известно, что в основе русского литературного ударения лежит ударение среднерусских говоров, причем чаще отражаются акцентологические особенности севернорусских наречий, чем южнорусских.

В наших наблюдениях мы отмечаем следующие акцентологические варианты (отличающиеся от литературной нормы или имеющие равноправные варианты), встречающиеся в севернорусских наречиях: взвихрить (12%), приговор (61%), бондарь (51%), договор (73%), завидно (28%), розлил (3%), ростит (5%), родится (7%), вклинить (12%), дешеветь (69%), курит (7%), долил (33%), просека(88%), весело (78%), нанял (12%) – и в южнорусских говорах: взвихрить (88%), вклинить (88%), дешеветь (31%), просека (12%), кремень (46%), вьюга (3%), верба (5%), низина (7%), высоко (12%), назло (12%), ненавистный (7%), кухонный (44%), осужденный (38%).

В севернорусских наречиях ударение гораздо чаще падает на приставку и суффикс, в южнорусских говорах – на корень. Нами представлены примеры равноценного ударения (вклинить и вклинить), а слово завидно, известное в обоих говорах преимущественно с ударением на первом слоге авидно), перешло в разряд просторечных.

Некоторые акцентологические варианты, присущие южнорусскому говору, сохранили место ударения языка-посредника (украинского, белорусского и др.).

Не называя в данной статье все виды интерференции в русской речи башкир и татар, мы назовем лишь наиболее устойчивый тип проявления фонетической интерференции – интонационный акцент – и приведем примеры типичных интерференционных явлений в области акцентологии. Отклонения от акцентологических норм в русской речи носителей тюркских языков обусловлены тем фактом, что в башкирском и татарском языках ударение всегда падает на последний слог.

Примеры интерференции в области акцентологии: корень, кожаный, лезвие, молния, перстень, факел; оспа; разум. Акцентологическая гиперкоррекция возникает при усвоении нового элемента: период, иначе, пленарный, плеяда, ремень и др.

В речи некоторых учащихся, владеющих башкирским и татарским языками, отмечается едва заметная интерференция в области акцентологии, она проявляется в сглаживании ударения в отдельных словах (в тюркских словах гласные более закрытые, ударные и безударные мало различаются, сила и длительность их почти одинакова). В речи же большинства билингвов не отмечено проявлений акцентной интерференции, а это доказывает, что трудности преодоления интерференции не означают невозможности ее преодоления.

Кроме того, причиной колебания ударения является профессиональное ударение, сфера употребления которого не выходит за пределы круга профессионального общения (клапана, шприцы, пройма, рапорт, алкоголь, крема, электропривод и др.).

На выбор акцентологического варианта влияет просторечное произношение. В данном случае мы говорим об отклонении от акцентологической нормы в массовой городской речи и рассматриваем просторечное произношение не как стилистическое средство литературного языка, а “как речь недостаточно овладевших литературным языком”.

Одной из причин нарушения нормы ударения можно назвать “моду” на ударение. Достаточно учащимся услышать в телевизионном выступлении или в рекламе: красивее, шарфы, банты, украинский, в Украину и др., – и неправильные или менее предпочтительные акцентологические и грамматические формы закрепляются в их речи.

 

Внутреннее развитие языковой системы

“Основными двигателями акцентологического развития являются причины внутреннего характера” [Горбачевич, 1978, 79], то есть причины, связанные с внутренним развитием языковой системы. Выделим некоторые из причин:

1) влияние формальной аналогии;

2) упрощение формальной аналогии;

3) противоборство между разнонаправленными устремлениями языка: ассоциациями по смежности и сходству;

4) расподобление грамматических форм и увеличение различительной роли словесного ударения;

5) тенденция к ритмическому равновесию в многосложных словах;

6) укрепление культурных традиций в искусственном закреплении традиционного ударения во многих словах (несмотря на неудобные формы, на предпочтения большинства говорящих и т.д.): звонит, предвосхитить, пригубить, послушник, сливовый, сосредоточение и т.д.

Рассмотрим некоторые причины появления акцентных вариантов.

1. Закон аналогии – большая группа слов с определенным типом ударения влияет на меньшую группу, аналогичную по строению. Так, в слове мышление ударение перешло на суффикс -ени- по аналогии со словами биение, горение, вождение, приобретение и т.д., поэтому так часто учащиеся ошибаются в словах, в которых ударение удерживается на корне: упрочение, обеспечение, сосредоточение, намерение, квашение и т.д. Чаще всего ошибаются в словах квашение, намерение, следуя старой норме, которая приводилась в словарях как квашение, намерение.

Несмотря на запретительные [Штудинер, 2007; Введенская, 2006 и др.] и не рекомендуемые [ОС, 1987, Еськова, 2003 и др.] пометы словарей не произносить слово обеспечение с ударением на четвертом слоге, слово чаще всего так и произносится в речи наших учащихся. Современные требования допускают появление вариантов произношения этого слова даже в публичной речи. Некоторые словари [Резниченко и др.] приводят обеспечение и обеспечение. Оба варианта как равноправные представлены в академическом издании “Русского толкового словаря” В.В. Лопатина и Л.Е. Лопатиной [Лопатин, 2007]. На методе аналогии основаны мнемонические приемы, позволяющие запоминать правильное ударение, например: наговор, договор, но заговор и заговор; щавель, ревень, кисель.

2. Тенденция грамматизации ударения – развитие способности ударения дифференцировать формы слов, например, разграничивать формы изъявительного и повелительного наклонений: принудит – принудите, пригубит – пригубите.

3. Смешение моделей ударения чаще всего встречается в заимствованных словах, реже – в русских. Например, у существительных на -ия выделяют греческую и латинскую модели ударения.

Греческая модель – драматургия, индустрия, металлургия, диоптрия, асимметрия.

Латинская модель – астрономия, агрономия, гастрономия, кулинария, наркомания.

Ошибки происходят при смешении моделей ударения, однако нужно помнить, что многие слова не сохраняют ударение языка-источника, например, слово аристократия не сохранило ударение на пятом слоге как в языке-источнике (греческом), сейчас нормативный вариант ударения – на четвертом слоге, а в слове перипетия (греческое заимствование) в языке-источнике ударение было на третьем слоге. Некоторые акцентологические варианты перешли в разряд нормативных, и существуют оба варианта: симметрия и симметрия.

4. Действие тенденции к ритмическому равновесию. Эта тенденция проявляется в четырехсложных и пятисложных словах. После четырех безударных слогов ударение может перемещаться на предыдущий слог, например: диспансер и диспансер (неправ.); диоптрия и диоптрия (не рек.) и (равноправный); запломбировать и запломбировать (неправ.); экипировать и экипировать (не рек.). Наши учащиеся в 60–65% случаев выбирают варианты с перемещенным ударением, подтверждая фонетические предпосылки переноса ударения в многочисленных словах, в которых ударение, стремясь сохранить равновесие слова, чуждается конечных слогов и стремится занять серединный слог.

5. Перемещение акцента с конечного слога ближе к началу слова у многочисленных групп имен существительных мужского рода с окончанием на согласный. Мы отметили выбор правильного ударения в словах: сантиметр (98%), псевдоним (98%), алфавит (96%), цыган (92%), аргумент (89%), километр, арест (88%), фавор, шофер (80%), алкоголь (79), некролог, кожух, бутик, квартал (от 78 до 70%), призывник (69%), визирь, столяр, недуг, досуг (67–65%), цемент (62%), квартал (56%), бомжи (53%), договор (30%), коклюш (8%).

Обычно учащиеся редко ошибаются в ударении слов, услышанных ими на уроке (псевдоним, апокриф, апостроф, акрополь и т.д.) и не употребляемых ими в другой коммуникации. Слово километр, возможно, могло закрепиться в разговорной форме – километр. В словах коклюш, каталог, договор чаще выбирались неправильные или не рекомендуемые формы. Известно, что акцентные варианты у существительных мужского рода наблюдаются преимущественно в словах двусложных и трехсложных. Основной тенденцией в развитии ударения здесь служит историческое перемещение акцента ближе к началу слова. Это касается как исконно русских слов и старых заимствований (обух – обух, прикуп – прикуп, призрак – призрак, козырь – козырь и т.д.), так и иноязычной лексики (фундамент – фундамент, скульптор – скульптор и т.д.)

6. Сохранение ударения в языке-источнике. Например, сохранение ударения на последнем слоге свойственно французскому языку: электрик (ярко-синий, голубой); мессия (древнееврейское слово пришло в русский язык через французский); жалюзи; еретик; филёр; фетиш. Сохранили ударение языка-источника и следующие слова: форзац, центнер (немецкий язык); догмат, антик, апокалипсис (греческий язык).

Можно услышать форзац, здесь действует закон аналогии, сравните: форзац – абзац. В “Новом орфографическом словаре русского языка” (издательство “Феникс”, Ростов-на-Дону, 2005) ударение в данном слове падает на последний слог. Это единственный из увиденных нами словарей, рекомендующий только одну акцентологическую форму (форзац).

В академическом издании “Толкового словаря иноязычных слов [Крысин, 2007, 839] читаем: фо'рзац, -а. [нем. Vorsatz < vor – перед + satz – страница, лист]. С ударением только на первом слоге слово представлено в “Словаре иностранных слов” [И.В. Лехин, 1987] и в “Современном словаре иностранных слов” [1993]. В учебнике “Русский язык” [М.: Дрофа, 2006]; в орфоэпических словарях русского языка [ОС, 1987; Резниченко, 2004; Иванова, 2006 и др.], а также в словарях трудностей русского языка [Еськова, 2003; Розенталь, Теленкова, 1985]. “Словарь образцового русского ударения” [Штудинер, 2007] на первом месте дает вариант, рекомендуемый для эфира: форзац и форзац. Академический “Русский орфографический словарь” [Лопатин, 2005] это слово приводит так: форзац, -а, мн. – ы, ев, иллюстрируя временное сосуществование двух равноправных вариантов. Таким образом, прослеживается тенденция к соблюдению русского традиционного ударения.

Напротив, слово абвер (военная разведка и контрразведка гитлеровской Германии) в средствах массовой информации, кинофильмах произносится с ударением на первом слоге, отражая акцентный облик слова, закрепившийся в определенном смысловом контексте произведения (события). [Штудинер, 2007; Иванова, 2006]. Словари иностранных и иноязычных слов, в том числе “Толковый словарь иноязычных слов: Институт русского языка им. В.В. Виноградова РАН” [Крысин, 2007] подают слово с ударением на наконечном слоге: абвер. С таким же местом ударения мы читаем слово в “Кратком словаре трудностей русского языка” [Еськова, 2003] и в “Орфоэпическом словаре русского языка” [ОС, 1987]. Наши учащиеся делают ударение на первом слоге – абвер (100%), подтверждая общую историческую тенденцию в переносе ударения ближе к началу слова в двусложных словах (регрессивное движение ударения) мужского рода. Т.Н. Николаева в статье “Место ударения и фонетический состав слова (расстановка ударения в неизвестных словах иностранного происхождения)” так объясняет перенос ударения на первый слог: “Именно длительность является ведущим фактором русского ударения. Возможно, что произношение шофер, портфель вызывает инстинктивное желание опереться на более длительный гласный” [Николаева, 1984, 68].

7. Влияние просторечного произношения на выбор акцентологического варианта. Вот примеры неустойчивого состояния ударения, связанные с влиянием просторечного произношения: долил (8%), взялось (36%), воры (3%), ворота (36%), вселит (88%), доложить (72%), допили (6%), дремота (8%), издалёка (64%), издана (60%), исподволь (40%), кроит (46%), лыжня (8%), наперегонки (8%), огородит (42%), ожил (42%).

Формы множественного числа существительных мужского рода на согласный часто произносят с ударением на окончание, то есть с нарушением нормы: кран – краны (не краны); лифт – лифты (не лифты). Следует обратить внимание на произношение многих слов, в которых возможны ошибки (просторечные ошибки всегда трудно искоренимы): банты, шарфы, бухгалтеры, аэропорты, средства, блюда и др.

К просторечному можно отнести постановку ударения на основе слова, а не на его окончании в глаголах прошедшего времени единственного числа женского рода. Таких глаголов почти 300 (непроизводных и производных), чаще всего ошибаются в наиболее частотных глаголах: брать – брала, взять – взяла, звать – звала и т.д. В этот ряд не входят тоже односложные глаголы бить – била, злить – злила.

Учащиеся часто ошибаются при постановке ударения в краткой форме и сравнительной степени прилагательных. Для усвоения правильного ударения необходимо проследить зависимость места ударения в краткой форме прилагательного женского рода и в сравнительной степени, например: полна – полнее; дряхла – дряхлее; звучна – звучнее; тучна – тучнее; чахла – чахлее; красива – красивее; ленива – ленивее; смачна – смачнее. Но: толста – толще; строга – строже; здорова – здоровее; древня – древнее; розова – розовее. Не допускают колебания ударения прилагательные: легки, правы.

8. Традиционное ударение. Сюда можно отнести ударение во фразеологических оборотах и пословицах, отличающееся от литературной формы. Назвался груздем, полезай в кузов (лит. груздь, груздя, груздём). Всем сестрам по серьгам (лит. сестра, мн. сёстры, сёстрам). Не в деньгах счастье (лит. деньги, денег, деньгам).

Правильное ударение часто подсказывает пословица или поговорка. Дешев хлеб, коли деньги есть. Торг цену скажет. Не все должно, что можно. Был бы друг, будет и досуг. Весело коням, когда скачут по полям. Дай вору хоть золотую гору, воровать не перестанет. Лиса, лиса, во всю зиму боса. Черного кобеля не отмоешь добела. Место ударения часто зависит от лексического значения слова, например: домовая кухня и домовой за печкой; характерная особа и характерный почерк; крепкая броня и броня на место.

Обычно учащиеся хорошо усваивают произношение книжных слов, усвоенных на уроке и употребляемых только “в речевом контексте урока”. Эти слова чаще всего встречаются при изучении поэзии М.Цветаевой, А.Ахматовой, Б.Пастернака, С.Есенина. Мы включили наиболее употребительные слова церковной лексики в билеты орфоэпического практикума [Прядильникова, 2006, 15–17]. Орфоэпические разминки целесообразно проводить в начале урока, тогда при чтении стихов хорошо усваивается верный вариант ударения и произношения. Например. Тайная вечеря, всенощная, неопалимая купина, знамение, благовест, послушник, юдоль, Молох, акафист, Воздвижение, соборование, вероисповедание.

Несколько слов необходимо сказать об именах собственных, звучащих на уроке. Не всегда нас может удовлетворять ударение, которое дается в энциклопедических словарях, так как оно не всегда соответствует русской традиции, например, даны слова с ударением Элиста [Географический энциклопедический словарь, 1989], Вашингтон, Гуттенберг, Ньютон [Советский энциклопедический словарь, 1983; Новый иллюстрированный энциклопедический словарь, 1999], когда давно стало литературной нормой произношение: Элиста, Вашингтон, Гуттенберг, Ньютон и доп. Ньютон [Штудинер, 2007]. На уроках литературы учащиеся усваивают ударение в именах собственных: Саади (перс. поэт), Боблово (усадьба Д.И. Менделеева), Исаак Бабель, Шарль Бодлер, Константин Бальмонт, Воланд, “Леди Макбет Мценского уезда” (повесть Н.Лескова) и “Макбет” (трагедия Шекспира), Валентин Пикуль, Сергий Радонежский, Рембрандт и Пикассо (предпочтительные формы), “Мещёрская сторона” (повесть К.Паустовского), Джонатан Свифт, Софья Палеолог, Щелыково (музей-усадьба А.Н. Островского), словарь Ожегова, Шарль Де Костер, “Казаки” Л.Толстого и “Кубанские казаки(кинофильм), Роберт Бёрнс, Шахматово (музей-заповедник А.Блока) и др. Нужно обратить внимание на постановку ударения в географических и исторических названиях: Гарлем, Израиль, Дымково, Габрово, Обуховская оборона, Пересыпь (район г. Одессы), церковь Покрова на Нерли, Сорочинская ярмарка, Ненецкий округ, совет в Филях и др.

Назовем некоторые приемы и способы устранения произносительных ошибок в речи учащихся.

1. Необходимо отказаться от заблуждения, что дети научатся правильно говорить, если будут только слушать правильную речь преподавателя.

2. Постоянно работать со словарями. Любой ученик должен иметь возможность обратиться к толкованию слова, узнать нормы ударения и произношения во время урока и вне урока.

3. Учить наизусть стихи и прозу. С некоторыми учениками необходимо разбирать тексты построчно, ведь интерференция наиболее ярко проявляется именно при чтении наизусть. Ритм стихотворения поможет усвоить правильное ударение или заметить “смещенное ударение” (“младшую и старшую норму”).

4. Обращаться к паремиологическому запасу русского языка (пословицы, поговорки, загадки, частушки), где слово закрепилось во фразеологическом контексте и правильное ударение поддерживается рифмой, ритмом.

5. Составлять памятки. Хорошо составленные памятки имеют как психологическое обоснование объективного характера ассоциативных норм русского языка, так и педагогическое основание (работа со словарями, справочниками и учебниками; развитие умения видеть “ошибкоопасные” места).

6. Объяснять учащимся, что устная речь обслуживает разные сферы общественной жизни, и ее нормы могут соблюдаться с различной степенью обязательности, поэтому определенные стили речи могут допускать существование двух и более акцентологических вариантов. В ситуации официальной речевой коммуникации акцентологический вариант не должен выходить за пределы литературной нормы.

Итак, в работе по устранению акцентологических ошибок в речи учащихся мы ссылаемся на авторитетные источники, прежде всего на словари (заметим, что в словарях бывают разночтения и они не всегда успевают за меняющейся нормой, но это все-таки исключение из правил), и на правила, отражающие закономерности языковой системы. А языковая система, как утверждает лингвист Э.Косериу, подразумевает “идеальные формы реализации определенного языка, то есть технику и эталоны для соответствующей деятельности”, и подсказывает говорящему правильный выбор способа произношения.

Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика