Посмотрите на карту мира, читатель! Вы увидите на ней множество голубых нитей, покрывающих Землю сложным узором. Это — реки нашей планеты, жизненные ее артерии, по которым, словно кровь в живом организме, пульсируя, движется вода.

Через горы, равнины, леса несут они свои воды — чистые и мутные, студеные и теплые, пресные и соленые.

Одни реки — могучи и полноводны, другие — скромны и незаметны, а есть и такие, которые, словно мотыльки, недолговечны и после короткого прилива сил надолго угасают.

Сколько этих рек, больших и малых, на нашей планете Земле? Считал ли их кто-нибудь? Да и можно ли сосчитать их, если есть на земном шаре уголки, где еще не ступала нога топографа?

Тысячи лет назад в плодородных речных долинах Нила, Евфрата, Хуанхэ, Ганга, Инда, Волги возникли первые на земном шаре очаги земледелия, где человек уже сравнительно умело пользовался водами рек для хозяйственных нужд. Однако, прежде чем это было достигнуто, ему пришлось пройти долгий и жестокий путь борьбы с природой: вода, от которой зависела его жизнь, нередко превращалась в страшного врага. От разливов рек и катастрофических наводнений гибли люди, их жилища и посевы.

Человек был не в состоянии не только предотвратить, но даже объяснить проявление грозных сил природы. Испытывая перед ними страх и бессилие, он стал обожествлять многие явления и предметы. В частности, у некоторых народов священными считались и реки. Так, китайцы поклонялись и почитали реку Хуанхэ, египтяне — Нил, индийцы — Ганг и т. д. Представления древних людей о Земле были весьма ограниченными. Понятно, что великие реки казались народам, жившим на их берегах, самыми большими и главными на свете.

От бурных вод Тихого океана до просторов холодного Северного моря, от ледяной Арктики до знойных субтропиков раскинулась наша великая Родина, и нет в мире другой такой обширной страны, с такой прекрасной и богатой природой.

«О светло светлая и украсно украшенная земля русская и многими красотами удивлена еси: озерами многими удивлена еси, реками и источниками, горами крутыми и высокими, дубравами частыми, полями дивными, зверьми различными, птицами бесчисленными, городами великими, селами дивными… всего еси исполнена русская земля…» — так писал один из ученых книжников на рубеже XII–XIII веков.

Богата наша страна реками: двести тысяч насчитывается их без малого. А если вытянуть их друг за другом, получится лента длиной около трех миллионов километров, много десятков раз ею можно было бы обвить земной шар по экватору. Как тут не вспомнить слова замечательного советского поэта Владимира Маяковского:

Открытие великих сибирских рек Оби, Енисея и Лены и дальневосточного Амура составило целую большую эпоху в истории нашего государства. Основными действующими лицами этого периода были простые русские люди — землепроходцы.

Многим читателям, возможно, покажется странным или неправдоподобным тот факт, что несколько веков тому назад в Европе почти ничего достоверного не знали о Сибири — обширной стране, простирающейся к востоку от цепи Уральских гор.

Эта таинственная в то время страна, занятая необозримыми лесами и болотами, горами и равнинами, изрезанная тысячами речных потоков, манила многих путешественников и одновременно отпугивала их своей первобытной дикостью.

У древних географов имелись настолько скудные познания о сибирской стороне, что в их сочинениях крохи правды терялись в море фантастических измышлений.

От заснеженных вершин Алтайских гор, преодолевая на протяжении нескольких тысяч километров обширные степи, дремучие таежные леса, необозримые болотные массивы и тундровые равнины, несет к Северному Ледовитому океану свои воды могучая сибирская река Обь.

«Русской Амазонкой» называл ее писатель С. Елпатьевский, и это неспроста. В самом деле, эти две могучие реки весьма схожи между собой: обе берут начало на гребнях высоких гор и на большей части своего пути протекают по самым большим на Земле низменностям, занятым лесами и болотами.

Происхождение наименования Оби менее романтично, нежели у царицы рек Амазонки. Свое имя она получила от народа коми, ласково называющего ее «Обь», то есть «Бабушка» или «Тетушка», вкладывая в это понятие любовь и уважение, подобные тем, которые выражают русские люди, величая «матушкой» родную Волгу.

От заснеженных гребней Саян через горы и равнины, леса и степи, от южных широт до студеного Северного Ледовитого океана течет Енисей — величайшая река нашей Родины. Енисей катит свои воды через всю Сибирь; словно измерив всю необъятную ширь, делит он глубоким руслом эту огромную страну на две равные части и отдает их своим сестрам. Оби достается Западная Сибирь, Лене — Восточная Сибирь.

Иоанесси, Ионесу — «Большая вода» — так назвали с давних пор Енисей коренные жители его берегов эвенки. Поселившиеся в этих краях русские люди по-своему переиначили это название в более простое, понятное и созвучное имя — Енисей.

Незабываемое впечатление производит Енисей на всех, кто хотя бы однажды побывал на его берегах. Сказочно хорош он своим величавым течением, природой и живописными поселениями, горделиво возвышающимися на крутых берегах. Еще он прославлен замечательными делами сибиряков, преображающих этот край.

Если Волгу мы называем «Большой голубой дорогой» Европы, то Енисей — грандиозная водная магистраль Сибири. Он соединяет Сибирскую железную дорогу, пересекающую всю азиатскую часть нашей страны с запада на восток, с великим Северным морским путем на Крайнем Севере. Сама природа создала этот путь, причем не только создала, но и сделала очень удобным.

Первый пароход появился на Енисее в 1863 году, спустя полвека после того, как первые паровые суда стали бороздить воды рек европейской части России. Этот пароход назвали «Енисеем». Построил его Худяков — талантливый самоучка, крепостной княгини Трубецкой.

Когда «Енисей» отправился в свое первое плавание, посмотреть на невиданное зрелище собрались все жители Енисейска. Кричали «ура», забросали команду цветами. Красноярская газета «Енисейские губернские ведомости» писала сто лет назад:

На склонах Байкальских гор, гигантским ожерельем охватывающих зеркальную гладь Байкала с запада, берет начало небольшой горный поток. Чем более отдаляется он от своей колыбели, тем становится шире. И наконец превращается в могучую полноводную реку — Лену.

Добравшись до Енисея, русские землепроходцы слышали, что где-то далеко на востоке течет Елюнэ — «Большая река» и живет на ней «много народов». А когда спустя некоторое время они добрались до этой реки, то были поражены ее величием и живописностью.

Основываясь на их рассказах, енисейские воеводы доносили русскому царю, что «…Река Лена зело велика, угодна и обильна».

Так возникло простое и понятное имя у великой сибирской реки.

Красой Сибири, сибирской красавицей называют реку Лену. Писатель К. Булычев в своей книге, изданной в середине прошлого века, писал, что Лена «…представляет самое великолепное и величественное зрелище, которое только воображение может себе представить».

В первой половине прошлого века на Лене были открыты богатейшие месторождения золота. В то время здесь было мало русских поселений. Но сибирские купцы частенько посещали эти места. На баржах, нагруженных товарами, они спускались вниз по реке, приставали к берегам и устраивали ярмарки. Якуты и тунгусы привозили меха и обменивали их на мануфактуру, инструменты, ружья, порох и другие нужные вещи.

Сделав такой рейс и обменяв дешевые товары на драгоценные меха, купец, добравшись до Якутска, бросал баржу и возвращался домой богатым человеком.

Однажды к иркутскому купцу Трапезникову явился тунгус и принес большой самородок золота. Он не имел никакого понятия о стоимости сокровища. Но купчина знал цену золота. Выведав у простодушного тунгуса место, где тот нашел самородок, Трапезников добыл много золота и быстро разбогател.

«Рекой печали» называли Лену при царизме. Много человеческих страданий видели утесы и лесные великаны глухих мест, в долгой ссылке томились здесь лучшие сыны русского народа. Ленский бассейн был не только далекой колониальной окраиной, где царили патриархальщина, отсталость и самая неприкрытая дикость, но и тюрьмой деспотического царизма.

В месте впадения в Лену реки Киренги возвышается остров, напоминающий по своей форме горбушку от каравая. Несколько веков тому назад это место понравилось землепроходцам, и они основали здесь одно из первых поселений на Лене. Никто из них тогда не знал, что оно станет мрачной царской тюрьмой.

Остроги и тюрьмы при царизме росли на Лене, как грибы. Политические заключенные томились в заточении в Олекминске, Покровске, Якутске и многих других населенных пунктах. На Лене часто можно было видеть баржи с зарешеченными люками. Из них высаживали и вели под конвоем истощенных и обросших политических каторжан.

Ганг — величайшая река Индии. Ее бассейн — одно из самых населенных мест на свете: здесь живет около 120 миллионов человек. С долиной Ганга связана вся замечательная история, культура и жизнь индийского народа.

Много песен, легенд и сказаний сложено о реке. Вот как, например, одна из древних легенд рассказывает о ее происхождении.

Очень давно, никто уже не помнит, когда это было, Ганга  —дочь горного властелина Хималая и феи Манорамы — текла по небу и называлась рекою богов. Боги, жившие на Гималаях, совершали в ее водах омовение, а богини полоскали свои косы, вплетая в волосы жемчужные струи потока.

У подножий гор, где расстилалась знойная пустыня, жили люди. Они влачили жалкое существование. Палящее солнце выжигало посевы, и не было воды, чтобы спасти их от гибели. Люди умирали от голода в расцвете сил, а боги равнодушно взирали на их мучения и ничем им не помогали. Так было на протяжении веков.

По первому впечатлению природа благоприятствует жизни человека в долине Ганга: здесь много тепла, а плодородные земли обильно орошаются дождями и многоводными реками. Очень важно, что воды много именно в период роста и развития растений.

Этими благами природы человек стал пользоваться со времен глубокой древности; бассейн Ганга осваивался с такой быстротой, что в конце концов стал одним из наиболее населенных районов нашей планеты.

Но на этой, казалось бы благословенной, земле человеку никогда не было покоя. История его жизни здесь — это летопись непрерывной жестокой борьбы с природой, борьбы за существование, из которой он, увы, не всегда выходил победителем.

Муссоны довольно хорошо орошают Гангский бассейн. Долина реки на участке верхнего и среднего течения Ганга получает 500–1000 миллиметров осадков за год, а на остальной части — 1000–2000 миллиметров и более. Можно было бы думать, что такого количества влаги вполне достаточно, чтобы получать обильные устойчивые урожаи. Но, не тут-то было!

Между Кавказскими хребтами и многоголовым Тавром раскинулась обширная территория Армянского нагорья — страна гор, глубоких диких ущелий, прозрачных студеных рек. В глубине этого нагорья располагаются истоки великих рек Передней Азии — Евфрата и Тигра, с именами которых с древнейших времен связана история человечества.

У подножия величавого Арарата зарождается река Мурат. Пенясь и ворочая камни, она обрушивается на скалы, пытаясь раздвинуть тесные оковы каменистого русла. Пропилив в отрогах гор глубокие каньоны, неистовая река выходит в котловину и, соединившись с Карасу — «Черной рекой», образует реку Евфрат.

Евфрат, по-арабски Шатт-эль-Фурат, поначалу направляет свой путь к Средиземному морю, но, встретив отпор со стороны Тавра (в древности Тавр называли «Серебряные горы»), отправляется дальним путем, через пустыню и Месопотамию , к Персидскому заливу.

Горная область — зона питания Евфрата. Здесь он собирает в свое русло воды бурных потоков и выходит на равнину уже могучей рекой.

На плоской равнине Месопотамии вдоль берегов Евфрата и Тигра во многих местах возвышаются большие и малые курганы, несколько оживляющие довольно-таки однообразный характер этой местности.

В течение веков курганы не привлекали ничьего внимания, и долго никто не подозревал, что они таят в себе тайны древней цивилизации и культуры и что в некоторых из них погребены останки величайших городов Востока, бывших некогда столицами мировых держав.

В 1765 году некий священнослужитель Бошан в одном из парижских журналов поместил статью о своем путешествии от Багдада до Басры и прислал несколько глиняных плиток, найденных у курганов и испещренных какими-то неизвестными клиновидными значками.

Позднее в печати стали появляться другие сообщения о курганах и о якобы заключенных в них сокровищах.

Великая африканская река Нил со времен глубокой старины приковывала к себе внимание ученых, поэтов, политиков, инженеров. И все потому, что ее долина — одна из наиболее древних колыбелей человечества, где зародилась яркая самобытная культура, оказавшая огромное влияние на развитие человеческого общества.

Тысячи километров течет эта река по восточной части африканского континента, упорно пробиваясь на север через горы, болота, пустыни. Она орошает по пути поля суданцев и египтян, а остатки вод сбрасывает в Средиземное море.

Нил — очень длинная река (около 7 тысяч километров). Среди больших рек Земли она занимает второе место после Амазонки по длине и шестое — по величине водосбора. Зато водностью природа явно обидела этого речного гиганта, поставив его позади многих рек. Для сравнения можно сказать, что наша Волга почти в два раза короче Нила, а воды в ней в три раза больше.

О Ниле сейчас мы знаем почти все — о его течении, притоках, жизни. Но совсем недавно многое, связанное с этой рекой, казалось таинственным.

С давних пор бытует поговорка: «Египет — это Нил, Нил — это Египет». Действительно, не будь Нила с его живительными водами, на месте Объединенной Арабской Республики (ОАР) простиралась бы ныне сухая безжизненная пустыня.

80 миллионов человек — таково население нильского бассейна; его страны — ОАР, Судан, Танганьика, Руанда, Бурунди и несколько других государств. Все они в течение многих лет находились под властью колонизаторов и лишь недавно обрели независимость.

Долина Нила в Египте — одно из наиболее населенных мест на земном шаре. Вот несколько цифр, показывающих удивительное несоответствие между населением и жизненным пространством, на котором оно размещается.

После изгнания из пределов Объединенной Арабской Республики английских колонизаторов вместе с королем Фаруком в этой стране стала развиваться промышленность и сельское хозяйство. Но, чтобы это развитие шло более успешно, необходима собственная энергетическая база.

В ОАР мало своего угля и нефти, но зато имеется Нил — мощный энергетический потенциал. До сих пор этот резерв могучих сил не использовался. Угнетаемые колонизаторами Египет и другие страны Нильского бассейна очень отстали в экономическом отношении и только сейчас начинают развивать свое хозяйство.

Не так давно перед египетскими инженерами и учеными была поставлена задача — разработать такой проект, чтобы гарантировать страну от пагубного влияния засух и наводнений и превратить Нил в источник электрической энергии. Тогда-то и была выдвинута идея создать Садд аль-Аали — высотную Асуанскую плотину и огромное водохранилище, а падение воды использовать для получения электроэнергии.

Конго… Ее древнее имя — Заире. По обилию вод она уступает только Амазонке — величайшей реке земного шара.

Около пяти веков минуло с того времени, когда на берегах Конго высадились первые европейцы, однако и до сих пор ее имя окружено ореолом таинственности. Оно вызывает представление о мрачных девственных лесах, в глубине которых свершает река свой путь к океану, о необозримых саваннах, где бродят стада диких зверей, истребленных на других континентах, о людях черной расы, героически отстаивающих свою свободу и независимость в борьбе с колонизаторами.

Зародившись под именем Луалабы в южной части африканского материка, Конго на своем протяжении образует гигантскую дугу, дважды пересекая экватор, и близ города Бомы впадает в Атлантический океан. Протекая в тропических областях, обильно орошаемых осадками, Конго всегда полноводна. Она выносит к устью в два раза больше воды, чем Енисей, и в пять раз больше, чем Волга.

Хозяйничание бельгийского короля Леопольда II в «своей собственной стране», на землю которой он, кстати сказать, так никогда и не ступил, составляет одну из наиболее мрачных страниц в истории народа Конго.

Захватив Конго, бельгийские колонизаторы оповестили весь мир о совершённом ими «благодеянии» для народа этой страны. А «благодеяние» заключалось в том, что колонизаторы будто бы «освободили» туземное население от варварства и язычества, в котором якобы оно пребывало.

За эти «заслуги» поработителей все население Конго, от мала до велика, было обязано платить большие налоги. Но где взять деньги неграм? Жили они очень бедно, продавать было нечего.

«Нет денег — платите натурой», — говорили им.

В течение многих лет речным гигантом Конго владела маленькая европейская страна Бельгия. Ей принадлежало около ¾ площади бассейна, более чем в 80 раз превышающей ее собственную территорию.

В июне 1960 года бывшая бельгийская колония была провозглашена независимым государством. Однако вскоре всему миру стало известно, что это было лишь простой комедией, политическим трюком со стороны колонизаторов, чтобы предотвратить взрыв гнева народных масс.

На самом же деле колонизаторы и не думали уходить из Конго. Поставив у власти подкупленных людей, предавших интересы конголезского народа, они собирались по-прежнему безраздельно господствовать в стране и грабить ее богатства.

Но истинные патриоты думали иначе. Они решили изгнать колонизаторов и начать строить свое, подлинно свободное государство. Во главе его встали люди, преданные родине, своему народу. Среди них был Патрис Лумумба. Он считал, что африканские земли, воды, леса, все дары природы должны принадлежать жителям Конго.

Вдоль атлантического побережья Западной Африки протянулась гряда Лионо-Либерийских гор. Самая высокая их вершина — Лома — поднимается на 1946 метров над уровнем океана. На восточной ее стороне зарождается ручей Темби — исток Нигера — третьей по величине реки Африки.

Вбирая в себя воды многочисленных рек, Нигер течет в глубь материка. Сначала он прокладывает путь в горах, потом выходит на равнины Судана и делится на рукава, образуя внутриматериковую дельту. Приблизившись к Сахаре и словно испугавшись, что пустыня может полностью иссушить уже значительно истощенные запасы его вод, Нигер резко поворачивает на юго-восток, прорывается через скалистый барьер и бежит прочь от знойной зоны.

Уходя от Сахары, Нигер попадает в область обильных тропических дождей. Напитанный их водами, он быстро восстанавливает свои силы, а приняв самый большой приток — реку Бенуэ, «Мать вод», приносящую столько же воды, сколько течет в нем самом, — Нигер превращается в могучую реку шириной 3–4 километра и глубиной 20–30 метров.

Известия о богатствах Западного Судана, главной рекой которого является Нигер, разжигали алчность капиталистов. Правительства Англии, Франции, Португалии и Германии направили туда в начале прошлого века ряд захватнических экспедиций. В конце столетия Франция захватила огромную территорию на западе материка и назвала ее Французской Западной Африкой.

Как и всюду, захват земель у африканских народов сопровождался невероятной жестокостью.

Очевидец так описывает один из эпизодов захвата населенного пункта: «Отдается приказ грабить. Людей захватывают или убивают. Добычу делили с драками. Затем — в путь. Делали переходы на 40 километров, волоча за собой пленных. Детей и всех, кто выбивался из сил, приканчивали ударами штыков… Обочины дорог усеяны трупами…»

В странах Французской Западной Африки был установлен жестокий режим. Всех, кто пытался бороться за свободу и независимость своего народа, французские колонизаторы беспощадно уничтожали или морили голодом в тюрьмах и застенках.

Взгляните, читатель, на карту Северной Америки, и вы увидите в южной ее части огромный бассейн Миссисипи, простирающийся от древних лесистых Аппалачских гор на востоке до высочайших скалистых гребней Кордильеров на западе, и от Великих озер на севере до голубых просторов Мексиканского залива на юге. Эта сложная речная система имеет вид гигантского дерева с широко раскинутой и разветвленной кроной. Среди сплетения множества водных потоков ясно выделяется главная река и могучие ее дочери-притоки — Миссури и Огайо.

Месси Сипи — «Отец вод», так назвали индейцы Миссисипи — величайшую реку Северной Америки и одну из самых больших на Земле. Еще недавно Миссисипи-Миссури считали самой длинной речной системой в мире. Об этом и сейчас можно прочесть в некоторых учебниках по географии. Но когда ее русло для улучшения судоходства спрямили и длина Миссисипи уменьшилась на несколько сотен километров, она стала занимать среди величайших рек Земли третье место, уступая Амазонке и Нилу.

Миссисипи и большие ее притоки Миссури и Огайо — очень неспокойные, необузданные реки. Здесь часто случаются наводнения, настолько сильные, что временами превращаются в подлинно национальные бедствия.

До прихода европейских колонизаторов обширные территории в бассейне были заняты девственными лесами и прериями, столь красочно описанными в романах Фенимора Купера и Майн Рида.

Сейчас ничего этого нет. Прерии давно распаханы, а леса хищнически вырублены. Огромные территории оказались ограбленными. Еще в XVII веке великий русский революционер А. Н. Радищев с сожалением отмечал, что в Америке «валятся на горах гордые древеса, издревле их осенявшие».

Все это крайне неблагоприятно отразилось на жизни рек. Чем большие площади освобождались от леса и травяного покрова, тем сильнее стали падать уровни воды в реках, тем более резкими стали подъемы воды при паводках, тем чаще повторялись опустошительные наводнения.

Тысячи лет индейцы разных племен свободно и спокойно жили на берегах Миссисипи, слагали о могучей реке песни и легенды, рассказывали своим детям о подвигах предков и об удивительных историях прошлого. На легких каноэ скользили они по водной глади реки, ловили рыбу, охотились в девственных лесах, занимались примитивным земледелием на прибрежных просторах.

Почвы долины Миссисипи очень плодородны. Если потрудиться, они одаривают человека обильными урожаями. Это знали индейцы, а потому здесь с давних пор процветало земледелие; оно было примитивным, но тем не менее давало жизнь бесчисленным поколениям аборигенов.

Когда сюда пришли европейцы, они многому научились у местных жителей. Плохо пришлось бы первым переселенцам, если бы на первых порах им не помогали индейцы. В одном из современных американских журналов мы читаем: «Индейцы внесли большой вклад в американскую жизнь. Табак, хлопок, кукуруза, картофель, бобы, орехи, кленовый сахар и многие виды ягод, культивировавшиеся индейцами еще сотни лет назад, получили в наше время всеобщее распространение».

Между Гудзоновым заливом и цепями Кордильеров, прериями на юге и арктическим побережьем на севере простирается бассейн самой большой реки Канады — Макензи.

Макензи — вторая по величине река Северной Америки. Американские географы называют ее «северной Миссисипи». Возможно, они делают это потому, что на карте Макензи является как бы обратным изображением реки Миссисипи: оба больших потока текут в прямо противоположных направлениях и почти пополам делят материк.

У Макензи очень сложная речная система, и называется эта река на отдельных отрезках течения по-разному.

Под именем Атабаски она берет свое начало в Скалистых горах. Бурно ниспадая каскадами с высоких гребней, река стремительно выплескивается из гор на Великие равнины и там, успокоившись, плавно течет до большого озера Атабаска.

Южная часть бассейна реки Макензи покрыта лесами, напоминающими наши сибирские леса, но они кажутся более дикими и неприветливыми. Передвижению мешают здесь буреломы, поросли густого кустарника, труднопроходимые болота, бесчисленные большие и малые озера.

Редкое население сосредоточено преимущественно в южной части бассейна, с более мягким климатом. Северная же часть сильно заболочена и переходит в полярную тундру; здесь почти нет леса, нет участков, пригодных для земледелия.

Европейские поселения начали возникать здесь во второй половине XVIII века, когда сюда вторглись пришельцы из Европы. Они продвигались по рекам и на них основывали населенные пункты. Вместе с колонизаторами в эти места ринулись миссионеры, чтобы усиленно проповедовать индейцам-язычникам слово божие. Вскоре у всех пушных факторий появились церкви. Но это, собственно, ничем не облегчало трудную жизнь аборигенов. Деятельность «святых отцов» способствовала лишь еще большему закабалению индейского населения.

На крайнем севере Южной Америки, в глубине мрачных сырых джунглей, раскинувшихся на склонах гор Серра-Парима, берет начало река Ориноко — одна из самых больших рек континента, третья по водоносности после Амазонки и Ла-Платы — Параны. Огибая с запада и севера широкой водной полосой Гвинейское нагорье, эта река описывает гигантскую дугу и в районе порта Тукупита через множество русел изливает в Атлантический океан огромную массу воды.

Имя Ориноко не сходит со страниц учебников географии благодаря одной из удивительных особенностей бассейна — бифуркации (это слово означает по-латыни раздвоение, разветвление). Сформировавшись в большую реку, Ориноко отделяет часть своих вод и дарит старшей сестре — Амазонке.

Открытие реки Ориноко началось более четырех веков назад и продолжается вплоть до настоящего времени. Этот долгий период представляет собой целую драматическую эпоху.

Гоняясь на протяжении веков за мифической страной Эльдорадо, за золотым призраком, созданным их же фантазией, люди и не подозревали, что исхоженная ими вдоль и поперек страна и есть настоящее Эльдорадо, полное всевозможных сокровищ.

Индейцы говорили пришельцам-белым правду, ибо в их понимании Эльдорадо и была сама действительность.

В самом деле, разве не являются величайшим достоянием страны густые дремучие леса верхнего течения реки Ориноко — природная оранжерея с обилием растений, редко встречающихся в других местах? Неудивительно, что Венесуэлу называют «жемчужиной лесов». 600 видов древесных пород — в три раза больше, чем во всей Европе! Если даже кратко рассказать о том, какую пользу мог бы получить человек от каждого из них, можно было бы составить целую книгу.

Здесь есть деревья, которые невозможно срубить топором: он тупится — настолько прочна древесина. Кстати, она тонет в воде, как камень или железо, потому и называют это дерево железным — бакаут.

Поздней осенью 1499 года от берегов Испании отошла флотилия из четырех каравелл и взяла курс на юго-запад. Командовал ею Висенте Яньес Пинсон — выходец из известной в Испании семьи потомственных мореплавателей.

Пинсон отправился в заморские страны искать золото и драгоценности. Обуреваемый жаждой наживы, он залез по уши в долги и на свои средства организовал экспедицию.

Без особых приключений каравеллы пересекли Атлантический океан и в январе 1500 года подошли к восточному выступу южноамериканского материка примерно около 6° широты.

Высадившись на берег неведомой страны (позднее она была названа Бразилией), Пинсон приказал поставить памятные знаки и объявил ее собственностью испанского короля. На чужой земле испанцы держались заносчиво, пытались захватить в плен несколько индейцев, но получили такой отпор, что были вынуждены отступить на свои корабли. Одну каравеллу индейцы отбили и сожгли.

Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика