Преподавание зарубежной истории в X-XI классах ставит сегодня перед учителем сложные вопросы. С одной стороны, не хотелось бы заниматься про­стым повторением того, что уже было прой­дено в средней школе, с другой - ни на что большее, к сожалению, зачастую просто-на­просто не хватает времени.

Среди методистов сегодня сложилось фактически общепринятое мнение, что преподавание в рамках второго концентра должно строиться на основе работы уча­щихся с разнообразными информацион­ными источниками - подлинными доку­ментами и произведениями историков. К сожалению, современные учебники для старшей школы (так же как и учебники для средней школы) основаны на авторском тексте, который представляет собой лишь авторскую интерпретацию событий. Обычно эта интерпретация - расширен­ное, усложнённое и несколько видоиз­менённое изложение того материала, кото­рый уже изучался школьниками в средней школе.

Выход один - пока не появились учеб­ники нового поколения (нового не по на­званию, а по сути), в которых авторский текст будет играть подчинённую роль по отношению к информационным источни­кам, творчески работающий учитель мо­жет и должен разработать пакеты материа­лов по отдельным темам. Учитывая специ­фику работы в старшей школе, когда на повторное изучение всей истории - оте­чественной и зарубежной - отведены два года, это должны быть крупные темы, ох­ватывающие большие временные проме­жутки и посвященные крупным пробле­мам.

Ниже приведена разработка занятия по теме «Европа в раннее Средневековье» на основе специально подготовленного пакета материалов. Занятие построено по традиционной для развивающего обучения схеме: вводно-мотивационный этап (ис­ходное противоречие и постановка учеб­ной задачи), организация учебной деятель­ности, этап контроля и коррекции. По вре­мени занятие обычно занимает четыре стандартных школьных урока, но ряд за­даний может быть задан на дом, и тогда количество часов сокращается до двух. Ис­точники приведены единым блоком после основной разработки, они могут быть ксе­рокопированы и использоваться в качестве раздаточного материала. Каждый источник (кроме материала для хроники событий) должен быть учащимися самостоятельно озаглавлен.

 

Вводно-мотивационный этап

1. Учитель просит вспомнить материал предыдущего занятия (падение Западной Римской империи, гибель античного мира). Он отмечает, что в Европе в результате этих событий воцарился хаос, может быть, са­мый большой хаос за всю её историю, и предлагает ознакомиться с впечатлениями очевидцев этой катастрофы (источники А и Б). На какие бедствия прежде всего обращают внимание авторы? (Нашествия варваров, эпидемии, разрушение общественных от­ношений, падение нравов.)

2. Примерно через шестьсот лет после описываемых событий жизнь в Европе представляла совсем иную картину. Фран­цузский историк Жорж Дюби дал красоч­ную панораму европейской жизни в 1000 г. (источник В). Задание по работе с источни­ком: выделить особенности того строя, ко­торый установился в Западной Европе к 1000 г.: а) хозяйство (главные отрасли, уро­вень развития); б) общественные отноше­ния (основные группы населения, кто над кем господствовал); в) управление; г) разви­тие культуры.

Вывод: хаос Великого переселения на­родов сменился феодальным порядком, в котором соединились неистовство варва­ров и античное наследие. Этот порядок стал основанием, фундаментом современ­ной Европы (источник Г). Названия каких современных государств появились в ран­нее Средневековье? С какими варварскими племенами, участвовавшими в Великом пе­реселении народов, связаны названия обла­стей Бавария, Андалузия, Бретань, Ломбар­дия, Бургундия? Сформулируйте учебную задачу занятия. (Почему хаос Великого переселения народов сменяется феодаль­ным порядком?)

 

Организация учебной деятельности

1. Прежде всего ученики должны вспом­нить основные события в Западной Европе в V-X вв. С этой целью они должны соста­вить хронику событий, выделив основные события хозяйственной, политической и культурной жизни. Здесь возможны два ва­рианта организации учебной деятельнос­ти - либо использование материала учебни­ка, либо работа с материалом для хроники событий (источник Д). Это задание целесо­образно дать на дом.

Проверив выполнение задания, учитель обязательно должен подчеркнуть, что хро­ника - лишь внешняя канва событий в Ев­ропе в V-X вв. Однако по ним мы ничего не можем сказать о причинах установления в Европе феодального строя. Для этого необходимо изучить различные информа­ционные источники. Главное внимание мы, конечно, должны уделить государству франков - из хроники событий видно, что именно это государство играло главную роль в развитии Западной Европы в раннее Средневековье. И начать следует с завоева­ния франками римской провинции Гал­лии.

Учащиеся знакомятся со знаменитым рассказом средневекового историка Григо­рия Турского о Суассонской чаше (источ­ник Е). Что может показаться необычным в поведении короля и воинов? (Король не сразу решился наказать воина, разрубивше­го чашу, поскольку, видимо, тогда ещё чувст­вовал себя не очень уверенно. Все воины, кроме одного, выразили полную готов­ность вознаградить Хлодвига сверх пред­назначенного ему, и никто не вступился за разрубившего чашу.) Как в этом эпизоде от­разился процесс превращения племенного вождя в главу государства? (За короткое вре­мя власть Хлодвига неизмеримо возросла и стала внушать страх.) Почему возросла власть правителя франков? (Ответ на этот вопрос требует работы со следующими ис­точниками.)

Работа с источником Ж В чём видит историк причины усиления королевской власти и падения роли народного собра­ния? (Влияние церкви, право древнегерманских королей издавать распоряжения, об­ширность державы и трудности созыва об­щегосударственного народного собрания.)
Какой новый орган управления появился после возникновения государства у фран­ков, в чём были функции этого органа? (Ко­ролевский двор - советы королю и выпол­нение его различных поручений.) На покорённых землях франки сосу­ществовали с покорённым галло-римским населением. Какие изменения в жизни франков и галло-римлян произошли после завоевания Галлии? Для ответа на этот во­прос учащиеся работают с источниками 3 и 11, заполняя таблицу (приведена ниже в за­полненном виде).

 

Сферы деятельности

Франки

Галло-римляне

1. Хозяйство

Главным занятием становится сельское хозяйство

Сохранение прежних занятий и образа жизни, улучшение положе­ния населения

2. Общественные отношения

Происходит чёткое разделение на знать (дружинники и прибли­жённые короля) и простой народ, который свободен и полноправен

Сохранение прежних отношений, переход галло-римской знати на службу королю франков

3. Культура

Постепенная утрата родного языка, заимствование знатью многих обычаев галло-римлян

Небольшие заимствования у франков


Из каких групп населения формировал­ся королевский двор? (Франки-дружинники и знатные галло-римляне.) Как вы думаете, что ценилось при этом дворе? (Личная пре­данность королю.) Как король мог возна­граждать «вернейших своих рабов»? (Зе­мельными пожалованиями.)

Как дальше складывались отношения между знатью и простыми свободными франками? Ответить на этот вопрос помо­гут два подлинных документа, относящихся к VIII в. (источник К). Что заставляло одних людей искать покровительства других? (Об­нищание из-за неблагоприятного стечения обстоятельств.) У кого могли искать покро­вительства обедневшие крестьяне? (У знат­ных людей.) По какой грамоте степень зави­симости была выше? (По второй, так как в первом случае речь идёт о службе «свобод­ного человека», а во втором - о полном зака­балении «свободной личности».)

В VIII в. над Франкским государством нависла угроза арабского завоевания. Отра­жение угрозы потребовало новых измене­ний в общественном устройстве франков.
Об этом рассказывается в источнике Л. Как арабская угроза повлияла на общественное развитие франков? (Разделение между зна­тью и простым народом стало более чётким. Обязанностью знати стала служба в конном войске с очень дорогой экипировкой за свой счёт, т.е. за счёт своих владений с зави­симыми крестьянами. Простой народ осво­бождался от службы в армии и должен был работать на знать.) Как называлось земель
ное владение с зависимыми крестьянами, предоставлявшееся воинам за военную службу королю? (Бенефиций, феод.) Какой франкский король осуществил раздачу зе­мель с зависимыми крестьянами, обязывая «новых имущих» служить в конном войске? (Карл Мартелл.)

Отразив при Карле Мартелле натиск арабов, Франкское государство при его внуке Карле Великом само перешло к ак­тивным завоеваниям новых земель (источ­ник М). Почему знатные франки охотно шли в военные походы? Что дала каждая из трёх упомянутых в источнике войн франк­ской знати? (Война с саксами - новых зави­симых крестьян, война с баварами - зе­мельные владения, война с аварами - со­кровища.)

Франкские короли и императоры раз­давали земельные владения за службу. Меж­ду тем новые владельцы, конечно, постара­лись закрепить их за собой и, самое главное, получить право передавать эти владения своим наследникам. Удалось ли им добиться своего? Ответ на этот вопрос содержит ис­точник Н. Почему указу 877 г. (так называе­мому Кьерсийскому капитулярию) историки придают большое значение, какую прак­тику он узаконил? (Знать добилась того, что пожалованные земельные владения стали передаваться по наследству.)

В IX-X вв. страны Западной Европы подверглись мощному нападению норман­нов, венгров и арабов. Эти нападения не только не способствовали сплочению распадающегося государства франков, но и оз­наменовали наступление периода феодаль­ной раздробленности. Понять причины произошедшего нам помогут источники О, П, Р. Сравните поведение короля и местных правителей по источникам О и П. Кто лучше смог защитить население от нападений норманнов? (Местные правители.) Как вой­ны с венграми повлияли на формирование рыцарства? (Рост расходов на вооружение, начало строительства замков.)

Всегда ли крестьяне - потомки не только галло-римских рабов и полурабов, но и когда-то гордых свободных франков - мирились со своим новым униженным по­ложением? Нет, иногда они поднимали вос­стания (источник С). Почему крестьяне не смогли справиться с рыцарями, хотя их бы­ло намного больше и действовали они ор­ганизованно? (Рыцари намного превосхо­дили крестьян в военном отношении.)

 

Этап контроля и коррекции

На этом этапе все полученные учащими­ся сведения должны быть систематизирова­ны и сведены в итоговую таблицу, характе­ризующую изменения в положении знат­ных людей и простого народа в V-X вв.

 

 

Знать

Народ

После завоевания Галлии

Формируется из приближённых короля -франкских дружинников и галло-римлян. Различия между ними стираются

Простые франки становятся крестьяна­ми, хотя и сохраняют свободу. Другая часть народа - зависимые галло-римляне

В VI-VII вв.

Обогащается, превращая свободных крестьян в зависимых

Численность свободных крестьян сокращается, так как при неблагоприят­ных обстоятельствах они принимают по­кровительство знатных людей

При Карле Мартелле и Карле Великом

Обязанностью знати становится служба в конном войске с экипировкой за счёт доходов от владений с зависимыми крестьянами (феодов). Многочисленные войны обогащают знать и укрепляют её положение

Освобождается от военной службы, но должен снабжать знатных воинов всем необходимым

В годы набегов норманнов и венгров

Знать добивается того, что феоды начи­нают передаваться по наследству. Местные правители более эффективно защищают свои земли от набегов и усиливают свою власть, а власть королей слабеет. Центрами местной власти становятся замки

Попытки крестьян освободиться от власти рыцарей не удаются, потому что на стороне рыцарей огромное превос­ходство в военном отношении


Источники

А. «Смотри, сколь внезапно смерть осенила весь мир и с какой силой ужасы войны обруши­лись на народы. И холмистые лесные кущи, и высокие горы, и стремительные реки, и крепос­ти с городами, и морские преграды - всё оказа­лось под властью варваров. Одни погибли, став жертвой подлости или клятвопреступления, а другие были выданы на смерть своими сограж­данами. Немало гибло в засадах врагов, но не меньше - из-за насилия, творимого народом. Те, кто сумел устоять перед силой, пали от голода. Несчастная мать распростёрлась вместе с деть­ми и мужем. Господин вместе со своими рабами сам оказался в рабстве. Многие стали кормом для собак; другие живьём сгорели в своих до­мах, охваченных пламенем. В городах, дерев­нях, виллах, вдоль дорог и на перекрёстках, здесь и там - повсюду смерть, страдание, пожа­рища, руины и скорбь. Лишь дым остался от Гал­лии, сгоревшей во всеобщем пожаре». (Епископ Орент, V в.)

Б. «На Испанию набросились варвары; с не меньшей яростью обрушились заразные болез­ни; имущество и припасы в городах захвачены сборщиками податей, а оставшееся разграблено солдатнёй. Голод свирепствует столь жестокий, что люди пожирают человечину. Матери режут детей, варят и питаются их плотью. Дикие зве­ри, привыкшие к человечине, обильно постав­ляемой голодом, оружием и болезнями, набра­сываются даже на живых и полных сил людей». (Епископ Идаций, V в.)

В. «Здесь и там островками выделяются по­ляны, теснятся лачуги крестьян, деревни, окру­жённые садами, откуда поступает основная часть продуктов; поля, родящие мало; и повсю­ду вокруг - нескончаемые просторы, где царят охота, сбор диких растений, где вольно пасётся домашний скот. Изредка встречаются города, в них живут священники и воины, а также обслу­живающий их простой люд, чьими руками про­изводятся оружие, металлическая монета, укра­шения - все необходимые символы и орудия мо­гущества.

Население постоянно голодает... Одна забо­та - пережить зиму, дотянуть до весны, до той поры, когда можно будет добывать пищу в при­родной стихии: ставить капканы, растягивать сети, собирать ягоды, травы, коренья, обманы­вая свой голод.

Люди того времени, люди высокой культуры, люди мыслящие, черпавшие свои познания в книгах, представляли Землю плоской - в виде огромного диска, поддерживающего небесный свод и окружённого океаном. Край земли теря­ется во мраке. Он населён чудными племенами - одноногими людьми, людьми-волками.

Реальностью Европы тысячного года было то, что мы называем феодализмом... Повсюду рассеяны бесчисленные крепости - земляные, деревянные, изредка, особенно на юге, они уже строятся из камня. Они пока ещё очень примитивны: прямоугольная башня, дополненная кре­постной стеной, но это символ безопасности. Однако отсюда исходит также и угроза. В каж­дом замке гнездится отряд воинов. Это конные воины, воюющие верхом, рыцари, мастера жес­токих битв. Феодальная верхушка утверждает своё господство над всеми другими людьми. Ры­цари - а их всего два-три десятка, - по очереди несущие сторожевую вахту в башне замка, вы­ходят за его ворота с мечом в руках и требуют, чтобы в обмен на защиту от чужеземцев безо­ружные жители окрестных равнин их кормили и содержали. Рыцарство господствует над Евро­пой крестьян, пастухов, охотников. Оно живёт, жестоко и дико обирая и терроризируя народ. Это настоящая оккупационная армия...

На плуги железа пока не хватало. Из него ковали шлемы и кольчуги, делавшие воина неу­язвимым. Орудием, к созданию которого эпоха отнеслась с наибольшей заботливостью, был меч. Будучи знаком "ремесла", служения, почи­тавшегося благородным, и одновременно - ору­дием подавления народа, меч, ещё более, чем конь, выделяет своего обладателя - рыцаря из массы других людей. У каждого меча есть имя.

Рыцарь заботится о том, чтобы потешить своё тело. Служба, которую он несёт, позволяет ему проводить время в удовольствиях, одновре­менно развивающих силу и упражняющих лов­кость. Он охотится - и вот леса, огромные лес­ные просторы отданы целиком этой забаве. Он пирует, набивает утробу мясом дичи, в то время как простой люд мрёт с голоду; пьёт лучшие ви­на, пьёт и веселится с товарищами - и при этом вокруг каждого сеньора всё теснее сплачивает­ся группа вассалов, задиристая компания, тре­бующая всё новых развлечений. И в первую очередь главного развлечения - войны. Лететь в атаку на добром коне рядом со своими братья­ми, родичами, друзьями. Часами напролёт, в по­ту и пыли, с боевым кличем на устах рубиться, демонстрируя всю мощь, заключённую в твоих руках. Сравняться с героями эпоса, повторить подвиги своих предков. Одолеть противника, пленить его и потребовать выкуп. А иногда, в упоении битвы, не сдержаться и убить врага. Опьянение от резни, от запаха крови... Весь день сражаться, а вечером озирать поле, усеянное мёртвыми телами, - такова реальность XI века.

На заре расцвета западной цивилизации его предвестником вначале является лишь этот во­инственный пыл, и даже первые победы, одер­жанные над непокорной природой крестьяна­ми, вначале приводят лишь к выдвижению на авансцену всё затмевающей фигуры рыцаря. Он грузен, плотен, широкоплеч; цену имеет лишь мощное тело - и сердце. Но не ум: научиться грамоте - значит повредить душу. В войне или турнире, который служит ей заменой и позво­ляет к ней готовиться, видится главное деяние рыцаря.

Но под сенью соборов и в крупных монасты­рях обретают кров школы и художественные мастерские. Туда стекаются люди с совершенно иными представлениями о мире. Люди, отлично сознающие, каким варварством пропитаны нра­вы окружающего их мира, и всеми силами со­противляющиеся разрушению той культуры, ко­торой они поклоняются. Люди, почитающие за образец наследие, оставшееся от древних вре­мён и являющееся для них средоточием высше­го совершенства». (Современный французский историк Ж. Дюби о тысячном годе в Западной Европе.)

Г. «Каждый раз, когда смотришь на карту Ев­ропы конца раннего Средневековья, ловишь се­бя на мысли о том, как, в сущности, много на ней элементов современного мира! Правда, в поли­тических границах как будто бы никакого сход­ства. И всё же немало такого, что хорошо знако­мо. Возьмём, к примеру, имена многих го­сударств или областей - все они существовали уже в X веке. Десять столетий назад! Это кажет­ся особенно поразительным, когда берёшь в ру­ки карту VI-VII веков. Сходство исчезает мгно­венно. Ни одного знакомого названия! Ни еди­ного из существующих ныне государств!

На первый взгляд период с V по VIII век - время бесплодное, бестолковое: какое-то нагро­мождение бесконечных войн, вторжений, кро­вавых междоусобий, территориальных разделов и переделов. Когда изучаешь материалы этих четырёх столетий, кажется, будто проходишь сквозь дикий, фантастический сон, кошмар, ли­шённый логики и смысла.

И вдруг, проводив феерически-бессмыслен­ные века, удивлённо раскрываешь глаза. Появи­лась Европа. В горниле "бесплодных" превра­щений родилось новое: новые народности, но­вые политические организмы, которые проне­сут сквозь всю феодальную раздробленность и неустойчивость свою основу». (А.П. Левандов-ский, современный историк.)

Д. Материал для хроники событий. На мес­те рухнувшей Западной Римской империи обра­зовалось несколько варварских королевств. Сильнейшим из них стало государство франков, основанное в Галлии в конце V в. Хлодвигом.

Хранительницей культуры и крупной поли­тической силой выступала в «тёмные века» ев­ропейской истории христианская церковь, кото­рую на Западе возглавлял папа римский. Хло-двиг принял крещение по обряду, принятому этой церковью. Святой Бенедикт, живший в VI в., стал основателем западного монашества. Папа Григорий I Великий (590-604) много сде­лал для усиления христианской церкви на Запа­де и папской власти.

Под руководством Карла Мартелла («Мо­лот») франки отразили натиск арабов, уничто­живших до этого Вестготское королевство в Ис­пании (732 г., битва при Пуатье). При внуке Карла Мартелла Карле Великом границы Франк­ского государства значительно расширились, в его состав вошли не только Галлия, но и Герма­ния, Италия. В 800 г. папа римский возложил на голову Карла императорскую корону. По стран­ному капризу судьбы, до сих пор будоражащему воображение историков, границы империи Кар­ла Великого почти точно совпали с границами Европейского союза, основанного тоже в Риме в 1957 г. При Карле Великом произошёл и некото­рый подъём культуры, известный как Каролинг­ское возрождение.

Вскоре после смерти Карла Великого его им­перия распалась (843), и на её обломках образо­вались королевства Франции, Германии и Ита­лии. Они подвергались беспрерывным набегам норманнов с севера, венгров с востока и арабов с юга. Франция и Италия были очень слабыми государствами, раздробленными на множество самостоятельных феодальных владений. Но в Германии власть короля была ещё сильна. Король Оттон I разгромил венгров, совершил по­ход в Италию и в Риме короновался как импера­тор (962). Основанное им государство получило наименование Священная Римская империя. Однако размерами и могуществом это государ­ство сильно уступало не только прежней Рим­ской империи, но и империи Карла Великого.

Е. «В то время многие церкви были разграб­лены войском Хлодвига, ибо тогда он погрязал ещё в заблуждениях язычества. И вот неприяте­ли похитили из одной церкви вместе с другими церковными украшениями удивительной вели­чины и красоты чашу...

Прибывши в Суассон, король сказал, когда сложил посередине всю добычу: „Прошу вас, храбрейшие воители, не откажите дать мне вне дележа вот этот сосуд", - он имел в виду чашу. Когда король сказал это, те, у кого был здравый смысл, отвечали: "Всё, что мы видим здесь, слав­ный король, принадлежит тебе, как и сами мы подчинены твоему господству. Делай всё, что тебе будет угодно, ибо никто не может проти­виться твоей власти". Когда они так сказали, один легкомысленный, завистливый и вспыль­чивый с громким криком поднял секиру и раз­рубил чашу, промолвив: „Ничего из этого не по­лучишь, кроме того, что полагается тебе по жре­бию". Все были этим поражены, но король пода­вил обиду кротостью и терпением.

По прошествии года приказал он собраться всему войску с оружием, чтобы показать на Мартовском поле, насколько исправно содер­жится это оружие. И вот, когда обходил там ря­ды, подошёл к тому, кто разрубил чашу, и сказал ему: "Никто не содержит в таком непорядке оружие, как ты", и, вырвавши у него секиру раз­рубил ему голову. „Так, - сказал он, - поступил ты с чашею в Суассоне". А когда тот умер, велел остальным расходиться по домам, внушив тем большой к себе страх». (Епископ Григорий 1ур-ский, VI в.)

Ж. «Если у древних германцев королей вы­бирали, хотя обыкновенно и из членов одного королевского рода, то в государстве, основан­ном Хлодвигом, о выборе короля народом нет уже и речи, и королевская власть делилась меж­ду наследниками, как и всякое другое фамиль­ное достояние. Поднятию престижа королевской власти могло способствовать и перенесе­ние на неё церковью ветхозаветных представ­лений о святости Богом дарованной царской власти... Фактическая сила и могущество коро­ля нашли своё выражение в развитии принадле­жавшего ещё древнегерманским королям права издавать, в пределах существующего обычного права племени, распоряжения и под угрозой на­казания требовать повиновения им. Из этого скромного права распоряжений очень скоро вы­растает верховенство короля.

Образование обширной Франкской державы сделало в то же время невозможным дальней­шее существование народного собрания... Пока франки, до объединения их Хлодвигом, жили разрозненными группами, составлявшими не­большие самостоятельные королевства, в каж­дом из этих королевств могло существовать на­стоящее народное собрание, на что указывают известия, свидетельствующие даже о праве этих собраний избирать королей (сам Хлодвиг был избран в короли рипуарских франков на народ­ном собрании этого племени). Собрания эти бы­ли собраниями вооружённого народа и поэтому могли являться и военными смотрами. Для во­енных смотров собирал свои военные силы и Хлодвиг, уже стоя во главе обширного разно­племенного государства, и эти военные собра­ния происходили весною, в марте, поэтому но­сили название Мартовского поля...

Органом управления Франкской державой, её правительством являлся королевский двор... Кроме должностных лиц мы здесь находим близких к королю людей, не имевших опреде­лённых обязанностей, но исполнявших разные возлагавшиеся на них королём поручения и со­ставлявших главный контингент его советни­ков... Есть среди них и военные слуги короля, члены его военной дружины, связанные с ним узами верности и службы. Немало при дворе ко­роля и духовных лиц». (Д.М. Петрушевский, ис­торик XX в.)

3. «Франки свободны и полноправны, а пото­му вооружены, и в судебниках видное место от­водится карам за убийства и ранения; видимо, вооружённая стычка между людьми, что-то не поделившими, была заурядным явлением. Ещё недавно эти люди принимали участие в военной колонизации Галлии, и военный быт, очевидно, не вовсе ушёл в прошлое. Не следует забывать и того, что в условиях только зарождавшегося го­сударства свободному человеку самому прихо­дилось охранять от посягательств свою жизнь и достоинство, а равно своих ближних и достоя­ние, прибегая при этом к силе оружия. И тем не менее центр их интересов явственно перемес­тился в сферу хозяйственной деятельности. Тот, кто предпочёл войну земледелию и скотоводст­ву, стал дружинником короля и защищен утро­енным против обычного вергельдом. Все ос­тальные - крестьяне». (А.Я. Гуревич, современ­ный историк.)

И. «Общее число франкских деревень в Гал­лии было очень невелико. Основными в Галлии и после её подчинения франкам оставались галло-римские поселения. Франкские короли не отбирали земли у прежних собственников, не отменили они и рабства. Это позволяло франк­ским королям взимать с владельцев поместий римские налоги, хотя и в уменьшенном размере.

Сохранилась и часть галльских городов, вла­стью в которых пользовались христианские епископы - союзники франкских королей. Правда, из-за резкого сокращения торговли и ремесла сами эти города стали скорее походить на большие укреплённые деревни. Но жили в них по-прежнему галло-римляне. Из числа франков в них селились только назначавшиеся королями чиновники. Со временем, однако, ста­новилось всё труднее различать, происходят эти чиновники из франков или галло-римлян, под­держивавших франкских королей. Все королев­ские приближённые стали всё более походить друг на друга и по костюму, и по образу жизни, и даже по их именам, выбиравшимся на герман­ский лад. Всё чаще общим оказывался и язык, на котором говорили при дворе короля или же в местном суде. Этим языком была латынь галло-римлян, дополненная несколькими десятками франкских слов. Франки-завоеватели стали за­бывать родной язык.

Почему многие галло-римляне поддержива­ли франкских королей? Простой народ привле­кали уменьшение налогов, сокращение военных разорений. Церковные магнаты сохранили все права и даже расширили свои владения за счёт пожаловании, которые короли делали церкви во искупление своих грехов. Многие крупные рим­ские землевладельцы были взяты франкскими королями на службу. Их безопасность, как и бе­зопасность церковнослужителей, оберегалась теперь так же строго, как и безопасность коро­левских приближённых из числа коренных франков». (Ю.Л. Бессмертный, современный ис­торик.)

К. «Высокому господину такому-то я такой-то. Всем достоверно известно, что я не имею чем кормиться и одеваться. Посему я просил благочестие ваше, и вышло мне ваше разреше­ние отдаться и перейти под ваше покровитель­ство; так я и сделал, именно на условии, чтобы вы помогали мне и снабжали меня пищею и одеждою, сообразно тому как я буду служить и угождать вам; и пока я буду жив, должен буду нести вам службу и послушание свободного че­ловека и не буду иметь права выйти из-под ва­шей власти и покровительства, но останусь под вашей властью и охраною все дни моей жизни.

Господину брату моему такому-то. Всем ве­домо, что крайняя бедность и тяжкие заботы ме­ня постигли, и совсем не имею чем жить и оде­ваться. Поэтому просьбе моей ты в величайшей нужде моей не отказал вручить мне из своих де­нег столько-то солидов; а у меня совсем нечем выплатить эти солиды. Поэтому я просил совер­шить и утвердить закабаление тебе моей сво­бодной личности, чтобы отныне вы имели пол­ную свободу делать со мной всё, что вы полно­мочны делать со своими прирождёнными раба­ми, именно: продавать, выменивать, подвергать наказанию». (Грамоты VIII в.)

Л. «Речь шла о необычайно мобильном и аг­рессивном противнике (арабах), чьи силы были дислоцированы вдоль протянувшейся на мно­гие сотни километров границы. Необходимо было создать такой род войск, который был бы способен передвигаться с максимальной скоро­стью.

Усовершенствования в области вооружения и техники верховой езды с VIII столетия приве­ли к тому, что конный воин, чтобы хорошо во­оружиться, нуждался в более сильной лошади и гораздо большем количестве металла, чем прежде. В сравнении с пехотинцем его расходы претерпели качественный и количественный скачок, особенно в связи с покупкой лошади. Экипироваться он тоже должен был на свой соб­ственный счёт. Подобные расходы мог позво­лить себе только богатый человек... В этих ус­ловиях конным воином становился преимуще­ственно выходец из аристократической среды... При этом статус неимущих резко падал, и они фактически оказывались на положении зависи­мых людей, почти рабов... По обе стороны Альп в середине VIII в. древнее право - обязанность каждого свободного германца быть при оружии - постепенно исчезало. "Народ" и войско уже не были синонимами.

Воин, имевший меч, коня, латы и седло, даже среднего качества, "тащил" на себе, сжимая в руке щит и водрузив на голову шлем, около 250 солидов, иными словами, эквивалент более че­тырёх поместий, или 25 отличных волов либо 250 овец. Целое состояние, не так ли? Таким об­разом, бедняки становятся "безоружными" по своему положению... Но верно также и то, что в чрезвычайных обстоятельствах корона могла создавать "новых имущих", предоставляя земли лицам, зарекомендовавшим себя в качестве ис­кусных воинов. Физическая сила и военная вы­учка становятся важнейшим фактором продви­жения по служебной лестнице.

Мало-помалу происходит выделение, с од­ной стороны, немногочисленных богатейших военных семейств, тесно сплочённых друг с другом на основе профессиональной специали­зации, готовиться к которой начинали с самого раннего возраста, и, с другой - массы неимущих семей, безоружных и обречённых на то, чтобы весь свой век гнуть спину в поле». (Ф. Кардини, современный историк.)

М. «Твёрдость короля и его настойчивость, равные и в счастье, и в несчастье, не могли быть побеждены изменчивостью (саксов): он оста­вался непреклонным в том, что раз начал... Он мстил за измену и взыскивал с них соответст­венное удовлетворение, пока, наконец, поразив всех, которые оказывали сопротивление, и под­чинив их своей власти, не перевёл 10 тысяч че­ловек из тех, которые жили по обоим берегам Эльбы, вместе с их жёнами и детьми, и не рассе­лил их по различным частям Галлии и Германии.

Внезапно началась баварская война, которая имела скорый конец. Причиной её были высоко­мерие и безрассудство герцога Тассилона. Раз­дражённый Карл... напал на Баварию. Но Тассилон изъявил королю покорность и дал требуе­мых заложников. Однако вскоре после того он был призван к королю и не получил свободы возвратиться, а провинция, которой он владел, была отдана нескольким графам.

Сколько было дано битв, сколько пролито крови... Вся знать гуннов (аваров) погибла в этой войне, и вся их слава исчезла. Все деньги и накопленные продолжительным временем бо­гатства разграблены. До того времени франки считались почти бедными, а теперь они нашли столько золота и серебра в королевском дворце и в битвах овладевали такой драгоценной добы­чей, что по справедливости можно считать, что франки законно исторгли у гуннов то, что прежде гунны исторгали незаконно у других народов». (Эйнгард, историк начала IX в.)

Н. «Если умрёт граф, сын которого находит­ся с нами (в походе), сын наш с остальными вер­ными нашими пусть назначит тех, кто был всего ближе к графу, чтобы они управляли этим граф­ством совместно с должностными лицами этого графства и епископом, пока о смерти графа не станет известно нам, чтобы мы графского сына, находившегося при нас, возвели в этот сан. Ес­ли же сын графа мал, пусть он управляет совме­стно с должностными лицами этого графства.

Если кто-либо из наших верных после нашей смерти, движимый любовью к Богу и к нам, по­желает отречься от мира и будет иметь сына или такого родственника, который может оказаться полезным государству, то может по своему же­ланию передать ему свой сан». (Из указа короля Карла Лысого, 877 г.)

О. «Почти все аквитанцы отпали от (короля) Карла и послали к Людовику, королю Германии, в знак отдачи под его господство послов и за­ложников. Карл выступил в Аквитанию; его лю­ди занимались лишь грабежами, поджогами, за­хватом людей в плен и не щадили в своей алчно­сти и наглости даже самих церквей и алтарей Божьих... Датчане, стоявшие на Луаре, подошли к бургу (крепости) Блуа и сожгли его. Отсюда они намеревались идти к Орлеану. Но поскольку  епископы Агий из Орлеана и Бурхард из Шартра подготовили против них корабли и воинов, они отказались от этого намерения... Король Карл изгнал своего племянника из Аквитании и за­ставил его вернуться к отцу в Германию». (Сен-Бертенские анналы, запись под 853/854 гг.)

П. «Кровь твоя (Париж) пролита этими вар­варами, приплывшими на 700 парусных кораб­лях и прочих маленьких ладьях, многочислен­ных до того, что нельзя их и счесть... Все они бросаются до своих кораблей, бегут к башне, ко­леблют её до основания учащёнными ударами и осыпают градом стрел. Город оглашается крика­ми, жители торопятся со всех сторон, мосты дрожат под их шагами, всё бежит и стремится на защиту башни. Между ними отличается своим мужеством граф Эд (Одо, граф Парижский). По­бедоносный Эд, не испытавший поражения ни в одном бою, воодушевляет своих и поддерживает их истощённые силы. Он ходит беспрестанно по башне и поражает врага. А враг старается по­качнуть башню при помощи подкопов. Но Эд льёт на осаждающих масло, перемешанное с воском и горохом; масло льётся на них огнен­ным ручьём, пожирает, жжёт и палит волосы на голове данов. Многие из них погибли, а другие ищут спасения в волнах реки». (Монах Аббон, очевидец событий.)

Р. «Град стрел, который венгры обычно об­рушивали на врага, наносил больше вреда жи­вотным, чем самим воинам. Однако, падая, ло­шадь увлекала за собой и всадника. Гибель ло­шади означала потерю всех вложенных в её приобретение средств. Единственно возмож­ный способ защиты воина, чьё тяжёлое воору­жение превращало его в легкую мишень, состо­ял в том, чтобы заключить себя в ещё более прочные латы, снабдив также ими и своего бое­вого коня. В результате расходы всё больше возрастали, а подвижность всадника уменьша­лась.

В конечном итоге надежней всего было за­переться в крепости и переждать, пока схлынет неприятельская волна. Правда, за подобную тактику приходилось расплачиваться невоспол­нимыми потерями урожая, а значит, ценой голо­да. Благодаря новым исследованиям можно ут­верждать, что строительство замков было одним из факторов, способствовавших возникновению средневекового рыцарства. По крайней мере, создание укреплённых центров, способных пре­доставить убежище и средства для организации сопротивления захватчикам, сдерживало при­лив "новой варварской волны" IX-X вв. и было связано с ростом престижа воина в западном мире». (Ф. Кардини, современный историк.)

С.

Вилланы и крестьяне

Сходились на поляне

По двадцать, тридцать, по сто,

Держали речи просто.

Шёл ропот в том совете:

«Сеньор за всё в ответе».

Хранили всё в секрете,

И многие решили,

Что больше в этом мире

Сеньоров им не нужно,

О чём твердили дружно.

 

Как только герцог узнал об этом, он отпра­вил в поход графа Рауля с большим числом ры­царей, чтобы жестоко наказать деревни. Рауль так вспылил,

Что без суда много душ погубил.

Он обошёлся с крестьянами грубо:

Выбил глаза, не оставил и зубы,

Многих вилланов он на кол сажал,

Жилы тянул, кисти рук отсекал.

Прочие были живьём сожжены

Иль раскалённым свинцом крещены.

В успокоенье сумел преуспеть

-Без содроганья нельзя посмотреть.

Мне осталось деревни одной,

Где б не запомнили мести такой.

Но без следа та коммуна пропала

И соблазнять мужиков перестала:

Благоразумно они отказались

От предприятий, что здесь затевались.

Средневековый автор о восстании норманд­ских крестьян в 997 г.

Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика