Копейка — самая маленькая из действующих монет. Ее вес равен в точности одному грамму. Двухкопеечная монета весит два грамма, трехкопеечная — три и пятак — пять. К этому весу подогнаны не только размеры монет, но и сплав, из которого они изготовлены. При необходимости монеты можно использовать как гирьки, а большие их количества не пересчитывать, а взвешивать. Согласованность весовых и монетных единиц — традиция, уходящая в очень глубокую древность.

Точный вес имеют только новенькие монеты. Посмотрите, как разнятся монеты по внешнему виду. Одна блестит, будто только что попала к вам в руки прямо из монетного двора. Другая потерта так, что на одной стороне, которая называется реверсом, еще можно разобрать, что это две копейки, а на другой, так называемом аверсе, на гербе изображение земного шара из выпуклого стало плоским. Такая монета, конечно, весит меньше двух граммов. А с какого года она передается из рук в руки? Чеканка реверса говорит, что двухкопеечная монета попала к людям в 1926 году.

На пятерке, с той стороны, на которой изображен Кремль, читаем: "Государственный казначейский билет СССР. Пять рублей". И далее мелко: "Государственные казначейские билеты обеспечиваются всем достоянием Союза ССР и обязательны к приему на всей территории СССР во все платежи для всех учреждений, предприятий и лиц по нарицательной стоимости". На десятирублевке совсем другая надпись: "Билет Государственного банка СССР. Десять рублей. Банковские билеты обеспечиваются золотом, драгоценными металлами и прочими активами Государственного банка". Все достояние СССР явно включает в себя и золото, и драгоценные металлы, и прочие активы Госбанка. Тогда почему пять рублей обеспечиваются большим, чем десять рублей? И почему на десятирублевке не написано: "обязательны к приему на всей территории"?

Чтобы вы не тратили время на чтение надписей на рубле, на сторублевке и т. д., сразу скажем: только 1, 3 и 5 рублей — казначейские билеты. Все прочие бумажные деньги — билеты Государственного банка СССР.

28 февраля 1924 года в газете "Вечерняя Москва" появилась небольшая заметка под заголовком "Звонкая монета", В ней сообщалось: "Первые серебряные деньги поступили 26-го с. м. в четыре учреждения: МСПО, ГУМ, Мосторг и Моссельпром. Но так как деньги поступили днем, их пустить в оборот не успели, и только со вчерашнего дня они стали поступать в виде сдачи. Сегодня деньги получает Городской банк". Это первое сообщение о переходе советской экономики к новому типу денежного обращения, согласно декрету ЦИК и СНК Союза ССР о чеканке и выпуске в обращение серебряной и медной монет советского образца. Подписан декрет 22 февраля 1924 года.

Деньгой первоначально называлась русская серебряная монета весом около 0,93 г — в одну двухсотую часть гривны. Связывается ее появление с именем Дмитрия Донского. Значительно позже — в XVII–XIX веках — чеканили и медную денгу. Появление самостоятельной монетной единицы было составной частью завоевания независимости от Золотой орды и имело такое же значение, как битва на Куликовом поле (1380 г.).

Со времен Ивана Грозного (1530–1584) деньгой называлась монета в полкопейки. При Петре I (1672–1725) стали чеканить деньгу уже не из серебра, а из меди. В 1823 году чеканка деньги была прекращена, а в 1849 году вновь стали ее чеканить. На монете вместо слова "деньга" были надписи "полкопейки" или "1/2 копейки". Впрочем, перерыв был недостаточным, чтобы прежнее название полкопейки забылось. Вплоть до Великой Октябрьской социалистической революции бытовала привычка именовать полкопейки деньгой. Тем более, что любой набор монет назывался деньгами.

Студент-экономист на вопрос о функциях денег обязан ответить без запинки: "Мера стоимости, средство обращения, образования сокровищ, платежа и мировые деньги". Именно в такой последовательности, какая выдержана в учебнике, даны они в "Капитале".

В научном описании допустимы два варианта — предметное, при котором дают ответ на вопрос — что есть сам по себе изучаемый объект, и функциональное — какое место изучаемый объект занимает в системе других объектов, явлений, процессов.

Теоретическая мощь марксистско-ленинской политической экономии состоит прежде всего в том, что за отношениями между вещами она вскрывает отношения между людьми. И функции денег следует понимать как социальные, как их роль в развитии общества и экономики. В частности, функция денег как меры стоимости, меры овеществленных в товаре общественно необходимых затрат труда не имеет смысла в отрыве от конкретно-исторических условий выполнения этой функции.

Вы вошли в трамвай. Заплатить за проезд можно по-разному. Либо бросить три копейку в кассу, либо, если нашелся абонементный талон, — продырявить его штифтами компостера. В этом смысле — что три копейки, что абонементный талон — все одно. С последним, пожалуй, даже проще. Можно ли считать абонементный талон представителем мира денег? Если ограничиться только эпизодом, в котором человек входит в трамвай и имеет две возможности оплатить проезд, — то почему бы нет? Абонементный талон в данном случае — частный вид денежных средств, предназначенный для оплаты конкретной услуги, а именно проезда на городском трамвае.

Усложним ситуацию. Вы вошли в трамвай, а в нем нет касс, переход к более прогрессивной оплате проезда абонементными талонами произведен решительно и бесповоротно. Хорошо, если нашлось тридцать копеек. Вы можете подойти к вагоновожатому и купить у него книжечку, дающую право проехать в трамвае десять раз. Один талон прокомпостирован, девять других укладываются в карман на будущие девять поездок.

При более значительных потребительских расходах происходит дальнейшая дифференциация средств купли и продажи. Чем выше уровень потребления, чем оно разнообразнее, тем больше вариантов денежных средств связано, с ним. Талоны на бензин и автомобильное масло, марки госпошлины при регистрации автомашины в ГИБДД — все это заменители денег, используемые для специальных нужд. Даже приобретение автомашины начинается с выписки чека, который может быть обращен в деньги, если вы вдруг передумаете.

Однако, придя в магазин, вы не можете предъявить сберкнижку и приобрести по записи в ней какой-либо товар в магазине. Даже для приобретения автомашины нужно выписать чек.

Сама процедура получения наличных денег в сберкассе не длинна и не утомительна. Но она разрывает тем не менее желание купить и возможность приобретения понравившейся вещи. В другой раз может совпасть желание и наличие денег на руках, но не будет желаемого товара. Для того чтобы приблизить друг к другу все составляющие процесса покупки, хорошо бы иметь на руках документ, по которому товары выдаются сразу же.

Статистика финансов в капиталистических странах построена с учетом ликвидности денежных средств. Иногда этот факт связывается с именем Джона Мейнарда Кейнса (1873–1946), английского политэконома, апологета "регулируемого" капитализма. Кейнс, в частности, ввел в экономическую теорию понятие "предпочтение ликвидности". Но и статистика, и сама эта категория существовали до Дж. М. Кейнса как элементы практической деятельности банков.

В Соединенных Штатах существует 11 видов денежных средств, различаемых официальной статистикой. Группируются они обычно в три или четыре агрегата (категории), обозначаемые буквой М с последующим номером: M1, М2 и МЗ. В отдельные периоды в статсборниках присутствует разделение M1 на M1А и M1В. Иногда дается еще один агрегат — Л.

Из каких же видов денежных средств складываются эти категории?

Проблема количества денег в обращении волнует людей давно. Рождение количественной теории денег относят к 1578 году, когда парижанин Ж. Бодэ'н написал "Ответ на парадоксы месье де Малеструа", в котором установлена зависимость между колебаниями цен и количеством денег в обращении. Это соотношение и в античные времена привлекало многих: Светония, Полибия, Иосифа Флавия, Цицерона.

Тезис всех ранних представлений о необходимом количестве денег, а также развившейся из них количественной теории: главенствующая функция денег — быть средством обращения. Можно заметить, что именно он лежит в основе классификации массы денежных средств, обращающихся в США.

В Китае и Бирме до XX века в качестве средства обращения "ходили" соль и плиточный чай, в древней Мексике — мешочки какао-бобов. Известны факты длительного использования для той же цели табака, сушеной рыбы, зерна, риса, кукурузы. В большинстве учебников говорится об употреблении как денег скота (главным образом овец и коз). Многочисленны свидетельства использования скота как денег в Древней Руси. Нужно иметь в виду, что в значительной мере был он "иностранной валютой", поскольку земледельческие племена древних славян жили в непосредственной близости к скотоводческим племенам степняков.

В "Русской Правде" слово "скот" многократно используется в смысле денег. Например: "А иже изломить копье, либо щит, либо порт, а начнеть хотети его удержати у себя, то приати скота у него, а иже есть изломил, аще ли начнет приметати, то скотом ему заплатити, колько дал будет на нем".

Арабский средневековый географ Аль Бакр писал, ссылаясь на испанского купца Ибрахима Бен Якуба: "В земле чехов изготавливают также тонкие, редкотканые как сетки платки, которые ни для чего не используются, цена на них постоянна, десять платков за динар, на них они покупают и рассчитываются между собой. Имеют их целые сундуки. Это их богатство и за них можно получить любые самые дорогие вещи: пшеницу, рабов, коней, золото, серебро и всякие вещи".

Эта легенда о "полотняных" деньгах ходит до сих пор только по письменным источникам. Мы даже не знаем, нанесен ли был на загадочные "славянские платки" какой-нибудь рисунок. Были они всеобщим платежным средством или именным, были ли обязательны к приему — об этом также ничего не известно. Поэтому сообщение о полотняных деньгах можно понимать только как намек, что в раннем средневековье могли существовать заменители денег, не имевшие практической пользы.

"Особенно достойно замечания, что предрассудок, который рассматривает монету и слитки как вещи, существенно отличающиеся во всех операциях от других товаров, укоренился очень глубоко", — писал Д. Рикардо, фактически продолжая традицию английских экономистов, которая сложилась задолго до него.

Известны высказывания английского экономиста ХVII века Сэмуэля Фортри: "Наши деньги и монеты — такой же товар, как и все прочее" или одного, из предшественников классической политической экономии сэра Дадли Норса (1641–1691): "Деньги — товар, которого может быть избыток или нехватка". Ну и были бы деньги товаром, одним из многих. Так ведь нет, они не только выделяются среди товаров, но и противопоставляют.

Возьмем общеизвестный тезис о том, что товарообмен возможен, когда есть избыток продуктов труда над необходимым для жизни. Категория необходимого продукта относится к современному мышлению, у первобытного человека она заведомо отсутствовала.

Обратимся к сохранившемуся до XX века неразвитому и, что важнее, неспециализированному общественному производству на островах Океании. Острова Тихого океана расположены в предельно мягком климате: суточные колебания температуры 1–2, годовые — 3–4 градуса, полное отсутствие сезонности и необходимости что-либо заготавливать впрок, ибо каждый день похож на предыдущий.

Отсутствие необходимости делать запас не избавило население островов от денег, в роли каковых у них выступал то один, то другой товар. Этот факт может указывать на то, что для появления денег важен не столько запас, сколько избыток произведенного продукта. Избыток может быть действительным или кажущимся, по важный момент предыстории денег — противопоставление "избыточного" товара всем прочим. Такому представлению противоречит выдвижение на главную роль запаса, а не избытка.

Долгие века денежное обращение связывалось с металлом. Какие же выгоды и удобства привлекали людей в металлических деньгах?

Во-первых, прочность. Металлические монеты лишь истираются подобно каменным ступенькам на лестнице, по которой идут толпы людей. Но им нужно прожить очень долгую жизнь. Они не горят, не рвутся, их легко отмыть и очистить от грязи, не повреждая.

Во-вторых, компактность. Это свойство присуще не любым металлическим деньгам, а тем из них, которые изготовлены из драгоценных металлов.

В-третьих, делимость. Из металла можно сделать денежный знак любого достоинства, чего, например, из драгоценных камней, раковин и т. п. сделать нельзя.

В третьем тысячелетии до нашей эры в недрах шумерской цивилизации появились первые серебряные деньги в форме слитков. Спустя тысячу лет они распространились по всей Азии: от Аравии до Китая.

В Ветхом завете серебро — синоним денег, богатства, благополучия, богач назывался "обремененный серебром", а раб — "купленный за серебро". Это характерное свидетельство дополняется количественными данными. Нашлись люди, которые скрупулезно подсчитали, что в Ветхом завете 350 упоминаний золота и 370 — серебра, в 82 случаях золото упоминается вместе с серебром, но только 24 раза золото на первом месте. Только четыре раза золото выступает как денежная единица — сикль.

К более позднему времени относится следующая сентенция. "Почему богам серебро угоднее золота, это, пожалуй, мог бы объяснить любой. И люди берут его в уплату охотнее: ведь оно чаще встречается у них, не то что золото, которое либо таится в земле, либо избегает людских взоров; серебро же и на вид приятно, и в жизненном обиходе удобно. И это не мое собственное мнение, но мнение древних.

В экономической истории средневековья честность эквивалентного обмена уступает место насилию, другое наименование которого — "внеэкономическое принуждение". Категорию эту используют где нужно и где не нужно. Иногда она прикрывает неумение разобраться в экономических отношениях, установить их объективный характер.

Рассмотрим частный пример того, когда ссылка на внеэкономическое принуждение оказывается несостоятельной.

В описаниях проблем денежного обращения в древности и в средние века подразумевается само собой, что монеты чеканились из металлов, находящихся в государственной казне. Это не совсем так. Монетные дворы раннефеодальных государств работали зачастую "на заказ". Ставя штампы на металл, они как бы продавали гарантию (доверие) к качеству и количеству металла. Эта процедура напоминала учет частного векселя в банке и относилась к своеобразным доверительным операциям.

"Из материала заказчика", видимо, отливались деньги-слитки уже в Древнем Вавилоне. Именно там система двойного счета прозрачно демонстрирует, каким образом традиционно оформлялся чистый доход государства еще до чеканки монеты. В сравнении с этим способом порча монеты полагалась невыгодной и потому недостойной.

180 зерен пшеницы, т. е. 60 X 3, давали вес одного шекеля (сикля), равный 8,43 г, 60 шекелей составляли мину, 60 мин равнялись одному таланту. В конце XIX века известный английский археолог Колдьюи нашел весовой эталон таланта, равный приблизительно 30 кг.

Мины были четырех видов: царские тяжелые — 1010 г, царские легкие — 505 г, общие тяжелые — 982 г. и общие легкие — 491 г. Разница между двумя тяжелыми минами или между двумя легкими, равная 1/36 части веса, была налогом в пользу царя.

Монета появилась, когда государственные образования уже существовали. Но границы их были для денег слишком слабыми. Хозяйственные связи между странами, не прерываемые даже в самые тяжелые времена, — не меньшая, а, пожалуй, более значимая социальная реальность, чем события внутренней истории. Говорят об этом не только общие названия отдельных монет, но и всеобщее употребление самого слова "монета". Познакомимся с его историей.

У великого Зевса была жена Гера, могущественная покровительница Земли. У римлян Зевса именовали Юпитером, а Геру — Юноной. Громовержец Юпитер — отец всего сущего, Юнона — мать, монна. Храмы Юноне построены были по всей Римской империи. Согласно одной версии, монеты получили свое название из-за того, что римский монетный двор располагался при храме Юноны в Риме, а саму Юнону величали либо Юноной Региной (правительницей), либо Юноной Монетой (провозвестницей).

Самые разные сведения можно узнать сейчас о золоте. По одним источникам оно отреклось от исполнения своей функции мировых денег, по другим — никто с него таковых функций не снимал. Соотношение стоимости национальной валюты со стоимостью золота носит название золотого стандарта. Он бывает трех видов: монетный, слитковый и девизный.

Классический, но ушедший в прошлое вариант золотого стандарта — золотомонетный. При нем наряду с бумажными деньгами и прочей монетой в обращении находится золотая монета. Если в 1815 году золотые монеты составляли около трети денег, находившихся в обращении, то в 1913 году — десятую часть, а в настоящее время ни в одной стране мира золотые монеты не играют в обращении никакой роли.

При золотомонетном стандарте банкноты центрального банка разменны на золотые монеты, которые также находятся в обращении.

Надо сказать, что первая известная историкам экономической мысли номиналистическая теория денег не имела никакого отношения к воле государя. Великий древнегреческий философ Аристотель (384–322), по словам Ф. Энгельса, "самая всеобъемлющая голова", считал, что деньги появились в результате соглашения между людьми. Для удобства обмена, по его мнению, люди соглашались принимать в обмен на всякий товар какое-либо одно благо. Деньги, считал Аристотель, возникли не по природе вещей, а являются условно признанным средством измерения стоимости. "Поэтому деньги (nomisraa) и имеют такое название, что они существуют не по природе, а по имени (alia, nomo), и в нашей власти заменить их (на другие) и тем самым сделать их бесполезными".

Номинализм имеет своим истоком эту мысль Аристотеля, который, кстати, был воспитателем Александра Македонского. Это, как видим, не мешало ему понимать, что воля государя не беспредельна.

Бывает так, что, несмотря на несогласие с каким-нибудь человеком, приходится все-таки признать его талант. Макс Вебер, немецкий экономист и социолог (1864–1920), довольно плодотворно работал в области методики и методологии социальных исследований. Вебером выдвинута теория идеальных типов, понимаемых как абстрактные конструкции, мысленно создаваемые исследователем для упрощения анализа. Категорию "идеальный тип" М. Вебер применил к изучению причин происхождения капитализма. В своих работах он придавал чрезмерно большое значение социально-психологическим категориям: "хозяйственной этике", "предприимчивости" и т. д.

Одна из идей М. Вебера касается денег. По его мысли, мировая экономика всегда была разделена на две части: рациональный Запад и загадочный Восток. На Западе деньги изначально выполняли функцию меры стоимости, на Востоке существенным был только знак стоимости, понимаемый одновременно и как знак власти.

Когда говорят "бумажные деньги", обычно имеют в виду денежные знаки, отпечатанные на бумаге. Однако переход от металлических денег к бумажным не ограничился непосредственной заменой драгоценного металла на бумагу. Первым был переход на недрагоценные металлы — прежде всего медь. Но помимо металлических изготовлялись монеты из прочих материалов: кости, керамики и т. п. Особенных отличий от металлических монет, в которых номинал превышал фактическую стоимость, подобные "монеты" не имели.

Один из дореволюционных русских историков упоминает предложение, сделанное заводчиком Д. Вороновым в 1712 году Петру I, ввести в обращение "Деревянные друкованные замены" (т. е. банкноты из дерева, поскольку бумага — непрочный материал) на сумму 5 млн. рублей. Через 60 лет, когда оживится торговля и промышленность, а государство накопит "настоящих" денег, деревянные деньги предполагалось изъять из обращения и сжечь.

В Германии предпринимались попытки пустить в обращение монеты из фарфора. Было это в период сильной инфляции (1920–1921 годы). Серьезного распространения они не получили, но тем не менее правительство запретило их, опасаясь, как бы чего не вышло.

Отказывает государству в роли создателя денег и так называемая счетная теория, которую именуют еще "бухгалтерской". Согласно ее положениям, любые хозяйственные дела требуют расчетов. Неважно, как ведутся эти расчеты — с помощью золотых монет, счетных палочек или по гроссбуху. Причина появления денег по этой теории — в необходимости считать.

"Счетная" теория денег была широко распространена в конце XVII века. Чарльз Давенант писал: "Золото и серебро так далеки от того, чтобы быть единственными вещами, заслуживающими названия сокровища или богатства данной нации, что поистине золото представляет собою не более как счетные марки (counters), при помощи которых люди привыкли вести счета в своих деловых отношениях". Что характерно для приведенного отрывка? Упоминание о государстве в нем отсутствует, но идеи "государственной" теории сохранились. Место государя занял его величество обычай. Такая ссылка хороша, если показать, как этот обычай складывается.

Из пяти функций денег можно вывести их функцию общественного учета, как из аксиом геометрии выводятся все ее теоремы. Ведь уже как мера стоимости деньги имеют идеальное, общественное существование.

Многое из написанного ниже — предположения и ничего более. Пусть не осудит за это читатель заблаговременно покаявшегося автора. Идея товарообмена без физической передачи денег от одного лица к другому уже оговаривалась и не должна удивлять. Вот разве необычайными могут показаться разнообразие попыток решить эту проблему и мотивы, заставлявшие ее решать.

Ликург, великий законодатель Древней Греции, пытался ввести неперемещаемые, неподъемные железные монеты. Причиной была не столько нехватка драгоценных металлов, сколько необходимость ликвидации воровства и хищений. Поскольку монета тяжелая, украсть ее трудно, а охранять проще. Если принять соответствующие меры, более простые, чем при "переносимых" деньгах, то и любые знаки на монетах возможно сохранять неизменными до момента, пока сам владелец не изменит их или не позволит сделать это другому.

При описании экономической жизни средневековой Европы нельзя обойти одно интересное явление — распространение монет, не имевших никакой ценности и использовавшихся как средство ведения хозяйственных и коммерческих расчетов. Такие монеты имели разные названия: счетный пфенниг в Германии и Голландии, жетон во Франции, счетная фишка (counter) в Англии, (contador) в Испании и (tessera) в Италии. Ряд исследователей связывает существование жетонов исключительно с методами счета на счетной доске, где они заменили камешки или фишки из костей, керамики или слоновой кости. Счет на средневековой счетной доске велся не как на привычных нам счетах, а как на китайской абаке, где помимо переноса с одного десятичного разряда в другой существует еще счет пятерками. Жетон, обозначающий пять единиц нижнего разряда, выставлялся в промежутке между линиями, каждая из которых соответствовала десятичному разряду. Сам факт перехода к металлическим монетоподобным жетонам говорит о том, что в процедурах расчетов произошли некоторые изменения.

Археологи, изучающие каменный век, уже привыкли к тому, что балтийский янтарь встречается при. раскопках палеолитических стоянок во Франции и Австрии, раковины из Красного моря — в Северной Италии и Швейцарии. Находки относятся к тем временам, когда, по распространенному представлению, люди ненавидели любого чужака настолько, что всякие переговоры были немыслимы.

Каждый сезон археологи находят новые свидетельства неправомерности нашего отношения к собственным предкам как к враждующим племенам.

Загадкой остается находка вулканического стекла с острова Милос в стоянке на Пелопонесе у города Койла (10 тысяч лет до нашей эры). Недалеко, всего 93 мили, но ведь по морю и все-таки 12 тысяч лет тому назад. Два тысячелетия спустя это вулканическое стекло было развезено по всему Эгейскому морю. Кто это делал и на каких началах — неизвестно. А четыре тысячи лет до нашей эры кремень стандартных размеров из Дании распространялся по всей Северной Европе, попадая даже в Северную Норвегию. Изделия из светлого кремня из-под Гран-Прессиньи на юге Франции попадали в долину Роны и в Швейцарию, на берега озера Невшатель. Недалеко от Сциенны (Бельгия) обнаружены около 2 тысяч шурфов, некоторые — глубиной до 20 м. В них добывали серо-голубой камень, который находят в поселениях первобытных людей в бельгийских Арденнах, в дельтах Рейна и Эско.

"С появлением готового человека возник вдобавок еще новый элемент — общество", — заметил К. Маркс.

Поскольку выяснено, что средства обмена присутствовали в общественной жизни до государственных образований, в том числе до великих империй древности, исследование вынуждено углубиться в экономику первобытно-общинного строя с тем, чтобы обнаружить истоки денег не в среде обитателей замков и храмов, а в общинах первобытных пастухов, охотников и земледельцев.

Товарообмен, как и другие способы социального регулирования хозяйственной жизни внутри первобытного общества, способствовал взаимопереплетению индивидуальных, групповых и локальных потребностей, формированию единого социального интереса. Когда мы определяем человека как общественное животное, за этим общим утверждением стоит комплекс совершенно конкретных свойств человека, выражаемых в поведении.

"Действительные деньги всегда являются деньгами мирового рынка". Это высказывание К. Маркса в такой же степени предваряет будущие открытия в области экономической истории.

На равнинах, где располагались месопотамские города, не было базальта и потому нечем было перетирать ячмень в муку, не было металла для сошников, инструмента и оружия, не было камня и леса для построек. Древняя Месопотамия не могла существовать без внешней торговли. Два тысячелетия оставались неизменными основные торговые пути. По ним везли уже не медь и олово, а железо, не шерсть, а шелк, не драгоценные камни, а жемчуг и пряности. Хозяйственная структура ориентированная на поступление сырья извне, продолжала существовать.

Как обычно и бывает, после этого стали вспоминать людей, которые ранее высказывали гипотезы, близкие к современным. Еще в 1934 году французский археолог Р. де Мекенем (Mecquenem) в отчете о раскопках в Иране высказал предположение, что эти комочки глины — своеобразное учебное пособие, применявшееся при обучении детей письму, нечто вроде глиняной азбуки с картинками.

Не следует воспринимать само открытие жетонов как случайную удачу. За десять лет до того, как Д. Шман-Бессера приступила к исследованиям, в 1958 году А. Л. Оппенгейм высказал предположение об использовании жетонов для счета, указав, что за две тысячи лет до нашей эры упоминаемые объекты использовались в хозяйственных расчетах и назывались по-аккадски abnu, от корня arm — считать, перечислять. В том же году французский археолог Пьер Амье опубликовал книгу, где анализировались структура и функциональное назначение керамики древнего Двуречья.

Будучи в принципе правильной, привязка встречаемых в раскопках предметов к трудовой деятельности человека иногда оказывается столь же преждевременной, как и открытие религиозных представлений по рисунку на камне.

Может быть, одним из наиболее существенных недостатков производственной интерпретации археологических данных со временем будут считать трактовку обсуждавшихся выше жетонов исключительно как орудий труда, то есть как пряслиц — без кавычек.

Вот пример того, как. смело и без особых на то оснований домысливаются функции "пряслиц", находимых в захоронениях: "Четыре глиняных пряслица для веретена, уложенные в ряд на дне могилы, подсказывают нам, что у покойной был, по-видимому, домовитый и трудолюбивый характер. Бесконечные мотки шерстяной пряжи, шитье и вязанье при свете примитивного жирового светильника помогали ей коротать долгие вечера ожидания мужа из его военных экспедиций". В описываемой могиле захоронены были двое: мужчина и женщина, а по размещению лишенных веретен пряслиц нельзя даже уверенно сказать, к кому из двоих эти "пряслица" относятся.

Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика