Для большинства граждан главная проблема в ознакомлении с историей, в том числе родной, состоит в том, что основная часть населения первый и последний раз изучает историю в школе. Уроки истории – это очень специфический жанр среди всех предметов школьной программы. Если освоение математики, русского языка, физики и так далее строится по принципу «от простого к сложному», имея шанс осесть в голове в виде некой матрицы, с историей все иначе.

На уроках физкультуры нас учат для начала строиться по росту, выполнять простейшие упражнения, постепенно развивая ловкость, координацию движений и силу, достаточные для покорения новых, более сложных элементов легкой атлетики, спортивных игр. Язык для начала преподается в виде азбуки. Математика прежде всего знакомит с цифрами, счетом и начальными действиями арифметики: сложением, вычитанием, делением, умножением. Школьная же история объективно не в состоянии знакомить ученика с «азбукой истории».

Школа вынуждена давать историю в порядке хронологии: от Древнего мира в 6 классе до новейшей истории в 11-м. Неужели неолит или античные полисы изучать проще, чем перипетии Первой мировой войны и Октябрьской революции? Очевидно, что нет. Помимо этого, ученик натыкается на банальную проблему памяти: прочитанное в 6 классе неизбежно запоминается несколько хуже прочитанного в 11-м.

Для начала давайте рассмотрим, как формировалась так называемая Киевская Русь. Кстати, само это название возникло только в историографии XIX века – в Средние века его не существовало, была известна лишь Русь с митрополией в Киеве.

Древнерусское государство, а точнее, Средневековое русское государство существовало приблизительно 300 лет так, как было заложено еще при Ярославе Мудром и Владимире Мономахе. Хотя для истории, где счет идет на тысячелетия, это совсем небольшой срок. Все происходящее в X–XI вв. имеет очень долгое историческое эхо. Ведь именно в XI веке была законодательно закреплена система, которая впоследствии привела к феодальной раздробленности Руси и консервации довольно примитивных форм феодализма. В данном случае под консервацией подразумевается отсутствие каких-либо прогрессивных изменений на данной территории. Это явление в XV–XVI вв. привело к борьбе со старой аристократией, которая была «законсервирована».

Отрицание старой аристократии, формирование нового служивого дворянства, помещиков в XV–XVI вв. и есть борьба с пережитками, оставшимися от правления Ярослава Мудрого. Таким образом, когда речь идет об этом князе, нужно понимать, что косвенные последствия его деяний дошли аж до 1917 года. Это и есть ярчайшая иллюстрация утверждения, что история – не что иное, как становление настоящего в прошлом.

Здесь будет уместно вспомнить о правлении Святослава Игоревича и Владимира Святославича. Первый князь закончил процессы, начавшиеся еще при Олеге и Игоре, то есть собрал племена вокруг определенного центра. Ему удалось избавить Русь от хазарской угрозы и, будучи человеком неуемной энергии, он ходил на Болгарское царство, куда собирался даже перенести столицу по причине более теплого климата. Но это ему, понятно, не удалось.

Итак, на Руси началась феодальная раздробленность. В историографии сохранилось много записей о тех событиях, однако здесь есть одна важная особенность. Наши историки, начиная с Николая Михайловича Карамзина и Василия Осиповича Ключевского и заканчивая Борисом Александровичем Рыбаковым, рассматривали и историю Киева, и вообще всю нашу историю с предельно москвоцентричных позиций или, если угодно, с петербургоцентричных. Потому что все они знали, как исторический процесс развивался в итоге. Сначала случилось призвание варягов на Северо-Западную Русь, оттуда варяжская династия переселилась в Киев, из которого центр силы постепенно переместился во Владимир, далее внутри Владимирского княжества выкристаллизовалась Москва, ну а из нее уже выросли все мы – на 1/6 часть суши. Именно в таком виде – абсолютно правильно.

Но когда мы рассматриваем изнутри процессы развитого Средневековья, то есть XII–XIII веков (и даже XIV века), то нужно понимать, что все было вовсе не так очевидно. На территории Руси существовало не менее 5 типов моделей социального и экономического развития, и было совершенно непонятно, какой из этих типов в конце концов восторжествует.

Первый тип – это Киев, но прибережем его напоследок. Он номер один, но начнем со второго.

Второй тип – юго-западная модель – это, соответственно, Галицко-Волынская Русь, Галичья Волынь. Ее можно охарактеризовать постоянной борьбой очень сильных боярских кланов против князей, причем князья часто опирались на города. Конечно, и бояре тоже боролись друг с другом. При этом вся система была под постоянным внешним воздействием со стороны Венгрии и Польши, которые находились под ответным влиянием Галичьей Волыни, ведь юго-западные земли были наиболее сильно вовлечены в европейскую политику на южных и восточных границах Европы.

Раннее Средневековье закончилось XI веком. И вот примерно с этого времени, конца XI – начала XII века, начинается, наверное, самая бурная эпоха в истории средневековой Руси – период феодальной раздробленности. Почему же и каким образом все развалилось? Что происходило внутри княжества в то время?

Здесь можно выделить три основных момента: политическая история – как все это выглядело внешне, экономическая составляющая и внутренние процессы, происходившие в разных сословиях, формировавших древнерусское общество того времени, то есть в княжеской, боярской и дружинной среде, в духовенстве, в среде крестьян, ремесленников, горожан и пр.

Небольшое отступление, чтобы было понятнее. Есть масса терминов внутри нашей историографии: Киевская Русь, Владимиро-Суздальская Русь, масса прозвищ: Ярослав Мудрый, Иван Калита, Юрий Долгорукий и так далее. Нужно понимать, что часть из них – это поздние историографические термины, которые появляются в XVIII–XIX вв., то есть они не имеют отношения к оригинальным прозвищам тех или иных персонажей. К примеру, Ярослава Мудрого не звали Мудрым, а величали по имени-отчеству. Прозвищем «Мудрый» его наградили лишь в XVIII веке. Точно так же Киевская и Владимирская Русь – это термины тоже очень поздние, которые введены в историографии просто для удобства. Говоря «Киевская Русь», понимаешь, что речь идет о временах примерно от Святослава до Андрея Боголюбского, после чего столица великого княжения переехала из Киева во Владимир. Это с одной стороны. А с другой, многие оригинальные средневековые прозвища наших князей вызывают исключительно умиление.

Закончим наш разговор о Владимиро-Суздальской земле периода развитого высокого Средневековья и остановимся на приходе монголо-татар.

Мы уже говорили об Андрее Боголюбском. Мы знаем, что он был великим правителем, знаменитым военачальником, но понять, что он представлял из себя для русской земли того времени, можно только из контекста.

Итак, существовал столичный Киев, за который боролись Юрьевичи (то есть наследники Юрия Долгорукого), смоленские Ростиславичи и черниговские Ольговичи. И князья менялись очень часто, прокняжив год, месяц или всего лишь две недели, а в это время на северо-востоке, в огромном, втором по размере княжестве всей Руси, двадцать лет бессменно сидел правитель, который называл себя самодержцем.

И вот в столице полная неразбериха, а здесь ничего не менялось: на престоле находился один и тот же человек. Поэтому, когда Андрея Боголюбского убили, немедленно случился политический вакуум, который попытались использовать в своих целях все заинтересованные стороны, а их внезапно оказалось очень много. Ведь за время его правления Владимирское княжество невероятно укрепилось и разбогатело, появилась масса новых городов, а самое главное, что все ближайшие наследники престола по Лествичному праву, то есть братья, были в свое время удалены Андреем из княжества в Византию.

В этой главе мы остановимся на Господине Великом Новгороде. Новгород – это вторая, альтернативная Киеву столица с ярчайшей самобытностью, один из центров политической, культурной и экономической жизни Древней Руси. Это самое большое по размерам княжество – такой территории не было ни у кого, следом с большим отставанием шла Ростово-Суздальско-Владимирская земля, а потом уже Киев, Чернигов, Новгород-Северский и так далее. При этом численность жителей Новгорода была меньше всех, там очень низкая плотность населения.

В то время как Киев получал основной доход от податного земледельческого населения, новгородцы зарабатывали на торговле, поэтому территория была крайне важна: во-первых, для формирования торговых путей, во-вторых, для промыслов, плодами которых новгородцы тоже активно торговали. Новгородцы остро ощущали некое соперничество с Киевом, даже в летописи это отразилось. Существует Никаноровская летопись конца XV века, одним из главных источников которой была Софийская первая летопись из корпуса Новгородского летописания, и всем известные строки о том, как был основан Киев, то есть легенда «Повести временных лет» о Кие, Щеке, Хориве и сестре их Лыбеди, в новгородском изложении играет совершенно другими красками. Цитирую: «В лето 6322. Приятъ всю Русскую землю князь Ольгъ и нача по всеи земли грады ставити, и дани уставлять». Далее статья «Зачатие Киеву»: «Быша же в Великом Новеграде лютые зело разбойницы, имя имъ, первыи братъ Кии, вторыи Щекъ, 3 Хоривъ; и сестра их Лыбедь. И разбои чиняше во граде и по селам, и князь Олегъ по прошению новгородцих повеле техъ разбойниковъ и сестру их руками имати, и посадиша их в темницу. Они же начаше плакати и просишася отъехать от града. И умилосердися о нихъ князь Ольгъ и отпустилъ из Новаграда. Кии же и вся эта банда идя до реки Днепра», где и основали Киев. То есть Киев основали какие-то новгородские разбойники, выгнанные из города. Это именно сказка, созданная в Новгороде как некий политический памфлет.

Вот мы и подошли к страшному монголо-татарскому нашествию, которого, как некоторые считают, не было. Для начала несколько слов о том, было ли в действительности это самое нашествие, а также в этой главе мы осветим следующие вопросы: численность монгольского войска, противостоящих ему русских и не только контингентов, и состав (из кого состояли войска, как вооружались и пр.).

Итак, то, что нашествие было – это неотменяемый, объективный, научно установленный, многократно перепроверенный факт. То, что вынуждены были безостановочно на протяжении 300 лет платить дань, до 1480 года, до стояния на реке Угре, – это тоже факт. То, что эта дань была в общем изрядной неприятностью для русских земель, потому что ее можно было бы не платить, а оставить себе, – тоже не вызывает сомнений. Но подробности, которые излагаются в учебниках (в том числе вузовских) в виде текста и картинок, представляют собой совершенно необъективные данные, которые где-то на 90 % можно рассматривать только как исторический анекдот. Кроме того, все это очень сильно подогревается бытовыми представлениями, которые в свою очередь почерпнуты из кинематографа и книг.

Вот любимый пример нашего друга Бориса Юлина: в книжке «Батый» написано, что русских богатырей меткие монгольские лучники поражали в вырезы кольчуг. В чем отличие реальных монголов от того, как мы их представляем? Для начала, это совсем не дикари. Их представляют обычно людьми в каком-то дранном армяке, лисьей облезлой шапке, с воплями скачущими куда-то на коне, и если не на войне, то ведут они себя скотски, а на войне – зверски.

Солдат в Средние века – это вообще не солдат, а воин, но все-таки понятия о самоуважении и о том, как нужно выглядеть, у него, безусловно, были. Пусть они продиктованы не уставом, а понятием родовой, племенной, воинской чести, то есть это была народная традиция.

Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика