Способность к импровизации с полным правом можно назвать одним из самых ярких проявлений креативности. В процессе импровизации особое значение имеет фактор времени, в течение которого человек реагирует на событие. Суметь быстро и внешне легко воспользоваться «случайными» ситуативными элементами для продуктивного решения внезапно возникшей проблемы способен далеко не каждый.
Профессиональная психология нечасто обсуждает проблему импровизации, зато в обыденной психологии по этому поводу накоплен большой опыт. Традиционно принято считать, что человек, который за словом в карман не лезет, имеет острый творческий ум. При этом в народе всегда говорили, что задним умом мы все крепки, подчеркивая тем самым, что по прошествии времени многие могут находить интересные решения, но делать это стремительно — здесь и сейчас — под силу не всем.

Импровизируя, человек демонстрирует все параметры, по которым традиционно оценивается креативность: продуктивность, оригинальность, гибкость мышления, способность не просто разрабатывать идею, а делать это молниеносно.
Способность импровизировать можно тренировать с помощью сказок. На когнитивном уровне это можно делать, концентрируя внимание детей на способностях к импровизации многих известных сказочных персонажей. Блестящие примеры импровизации демонстрируют своим поведением многие популярные сказочные герои. Среди них особо можно отметить Кота в cапогах, Буратино, Алису в Стране Чудес и других.
В совершенствовании практики импровизации могут помочь специальные методики сочинения сказок-импровизаций.

СОЧИНЕНИЕ СКАЗОК-ИМПРОВИЗАЦИЙ
Карточки с картинками, изображающими различных людей, животных (персонажей традиционных сказок), надо последовательно разложить на столе картинкой вниз, их можно также положить друг на друга. Конечно, на карточках могут быть изображены и растения, и дома, и дворцы, и предметы мебели, и игрушки.
Первый участник поднимает первую карточку и без паузы, сразу, экспромтом говорит несколько предложений по поводу того, что на ней изображено. Его задача — сделать зачин нашей сказке. После того как он произнес три-четыре предложения, в работу вступает второй участник. Он поднимает вторую карточку, смотрит на нее, показывает всем и также быстро, без задержки, продолжает начатый сюжет, органично включая в него сведения о доставшемся ему изображении. Первый в это время кладет свою карточку на стол так, чтобы изображенное на ней видели все. Затем в дело вступает третий, четвертый, пятый и другие участники.
Наш опыт показывает, что при работе с младшими школьниками привлекать для сочинения одной такой сказки более пяти-шести детей нецелесообразно. Фиксируя подобные импровизации, можно увидеть прогресс в их создании. Естественно, что, настраивая детей на эту игру, следует ориентировать их на сочинение оптимистических историй, обязательно включающих в себя вымышленные фантастические события.

ОДНО И ТО ЖЕ СОБЫТИЕ С РАЗНЫХ ТОЧЕК ЗРЕНИЯ
На столе (лицом вниз) раскладываем карточки с изображением традиционных, хорошо известных детям сказочных героев: Ваня из сказки «Серебряное колечко»; Мальвина, кот Матроскин, попугай Кеша, Царевна Несмеяна, Конек-горбунок, Емеля и др. Затем предлагаем группе ситуацию, например встреча с Карабасом-Барабасом. Дети поочередно поднимают по одной карточке и, учитывая особенности мышления и поведения доставшего персонажа, стиль речи, говорят о том, как бы каждый из них отнесся к этой встрече.
Следует обязательно отмечать и поощрять наиболее яркие, артистичные, точно соответствующие характеру героя ответы. Так, например, Ваня мог бы спросить Карабаса: «Гражданин! Ты почто куколок тиранишь? Нехорошо это, дядя, нехорошо...» Мальвина вряд ли удержалась бы от слез, кот Матроскин вполне мог бы предложить Карабасу поработать на него, а попугай Кеша, скорей всего, спросил бы Карабаса, бывал ли тот на Таити, а затем затеял бессмысленный разговор о видах на урожай или движении воздушных потоков над Атлантикой.
Меняя героев и обсуждаемые ситуации, можно постоянно вводить в игру неожиданные повороты. Это, безусловно, заставит участников импровизировать и скажется на развитии оригинальности и гибкости их мышления.

СОЧИНЕНИЕ ОЧЕНЬ ПРАВДИВЫХ ИСТОРИЙ
Всем известно, что одна из главных особенностей сказки — непременное наличие в ней фантастических, вымышленных событий. На первый взгляд (взгляд несведущего человека), придумывать необычное, фантазировать очень легко. Поскольку это совсем не так, предлагаемая методика специально названа провокационно — «сочинение очень правдивых историй».
Детям дается задание придумать короткую сказку о каких-то предельно фантастических, вымышленных событиях. Первоначально это задание обычно кажется детям очень простым, и только занятия покажут им, как это бывает трудно. Для того чтобы активизировать детей, психологу желательно включаться в детские сочинения, добавлять свои идеи, демонстрируя при этом образцы творческого решения. Это существенно усилит развивающий эффект занятия.

С ПОМОЩЬЮ РАЗНОЦВЕТНЫХ ШЛЯП
В своей книге «Латеральное мышление» известный специалист в области психологии творчества Эдвард де Боно предложил интересный путь решения творческих задач. Он советует не пытаться сделать все сразу, а выполнять по одному мыслительному действию за один раз. Для этого, по замыслу Э. де Боно, следует мысленно (а можно и по-настоящему) снимать и надевать разные шляпы, каждая из которых задает определенное направление мышлению.
Объясняя, почему используются именно шляпы, автор подчеркивает, что головной убор — это то, что обычно очень точно указывает, какую социальную роль играет в данный момент человек. Судите сами: мы можем надеть бейсбольную кепку, солдатскую пилотку или косынку медсестры, и каждый из этих головных уборов предлагает нам новую социальную роль, а в соответствии с ней — новую модель поведения и новый взгляд на окружающее. Важно и то, что шляпу можно легко снять. Она не является чем-то фундаментальным.
Мы модернизировали методику Э. де Боно для решения наших задач по сочинению сказок. Для этого нам можно взять не шесть шляп, как у него, а гораздо больше. У нас каждая шляпа будет задавать определенный эмоциональный настрой. Этот настрой будет определяться наиболее характерными ощущениями, вызываемыми тем или иным цветом.
Например:
Белая шляпа  — светлые мысли.
Оранжевая шляпа — радость, праздничное настроение.
Черная шляпа — мрачные мысли, черные замыслы, козни злых персонажей.
Красная шляпа — яркие, сильные эмоции и чувства.
Фиолетовая шляпа — догадки, интуиция, предчувствия.
Желтая шляпа — сокровища, ценности и деньги. 
Синяя шляпа — мечты и фантазии.
Серая шляпа — равнодушие, холодность.
Зеленая шляпа — исследования, предложения, альтернативные идеи, неожиданное решение сложной проблемы.
Розовая шляпа — волшебные события.
Теперь выбираем героев нашей сказки и, снимая и надевая (мысленно или по-настоящему) разноцветные шляпы, мы можем сочинить бесконечно большое количество сказок.

СОЧИНЕНИЕ СКАЗОК ПО ЦВЕТОВЫМ АССОЦИАЦИЯМ
Язык цвета неоднозначен, и вместе с тем в сознании большинства людей прочно живут стереотипы его восприятия. Вероятно, первый из них заключается в том, что определенные цвета вызывают у разных людей одни и те же эмоции, чувства, ассоциации. Если бы представления о чувствах, вызываемых разными цветами, у людей не были бы унифицированы, то художник, с его индивидуальным подходом к выражению через цвет своих замыслов, был бы просто недоступен и непонятен другим.
Поэтому, например, педагоги-художники всегда заботятся о том, чтобы рассказать ребенку о «теплых» и «холодных» цветах, о том, какие цвета вызывают в сознании большинства людей активность, радость, а какие спокойствие и умиротворение. Использование ребенком этих знаний в собственном творчестве повышает выразительные возможности продуктов детского творчества, расширяет возможности восприятия самим юным творцом различных явлений. Это, в свою очередь, влияет на развитие творческого потенциала ребенка.
Для развития ребенка в данном направлении разработано много заданий. Например, «нарисуй предметы, окрашенные в теплые и холодные цвета». Но значительно более популярны другие задания, тесно связанные с выразительными возможностями цвета. Самое распространенное из них — выразить заданное настроение цветом путем раскрашивания одинаковых контуров. Дайте ребенку две заготовки, на которых изображены контуры, например, сказочного города (контуры должны быть идентичны), и предложите цветом добиться того, чтобы один город стал «городом злого», а другой — «городом доброго» сказочного героя.
Разнообразить и одновременно усложнить задание можно путем внесения изменений в изображения самих контуров и путем использования разнообразных, а не только полярных (добрый — злой; смешной — грустный) настроений. Например, предлагаем контурное изображение птицы (корабля, самолета) и даем задание: сделай так, чтобы одна птица была «взволнованная», а другая «спокойная».
Совершенствовать способность выражать свои чувства в полихромном изображении можно, вводя ограничения на использование большого количества цветов. Предложите ребенку нарисовать, например, два волшебных леса, но один лес пусть будет мрачным, а другой веселым и солнечным. Постепенно развивая ребенка в этом направлении, необходимо подвести его к мысли, что при общей правильности закономерностей, закрепленных данным стереотипом восприятия цвета, сам по себе цвет в произведении изобразительного искусства может и должен использоваться очень разнообразно.
Взрослый художник, работая, решает эти задачи на интуитивном уровне, не задумываясь ни о том, какие краски между собой смешивать, ни о том, каким цветом в данный момент воспользоваться. У него все это получается естественно, само собой, минуя сознание. Поэтому, например, изображая снег, освещенный закатным солнцем, он воспользуется не только белой краской, а рисуя траву или листву деревьев, не будет применять только зеленую. Художник не имеет стереотипа, от влияния которого страдают многие детские рисунки и даже сама способность ребенка объективно воспринимать действительность.
Мы говорим уже о другом распространенном стереотипе цветового восприятия. Назовем его «стереотипом доминирующего цвета». Нередко поправляя рисунки детей, мы внушаем им, что трава должна быть зеленой, небо — голубым, огонь — оранжевым и тому подобное. Мы привыкли к словесному определению доминирующего цвета предмета. В языке, даже таком богатом, как русский, нет столько словесных обозначений, сколько существует оттенков цветов.
Цветовые стереотипы можно применять с пользой. Например, предлагаем детям карточки с квадратиками или кружочками разного цвета (допустим, 2 голубых, 2 желтых, 2 коричневых,
2 зеленых, 2 красных, 1 розовый, 1 черный).

Задание: придумай волшебную историю, в которой было бы столько же голубого, красного, зеленого, черного и других цветов.

Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика